28 января 2023, суббота, 22:39
VK.comTwitterTelegramYouTubeЯндекс.ДзенОдноклассники

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

Россия и США. Будущее отношений

Музей артиллерии в С.Петербурге
Музей артиллерии в С.Петербурге

Обострение российско-американских отношений, несмотря на высылку дипломатов, а также главы торгпредства, прекращения вещания телеканала Russia Today на Вашингтон и даже обсуждение вопроса о вооружениях обеих сторон, позже опровергнутое Кремлем, не приведет к разрыву. Однако это не означает, что они улучшатся в обозримом будущем, полагают российские политологи. 

Побеседовать с «Полит.ру» согласился Алексей Макаркин, ведущий эксперт Центра политических технологий. Оснований ждать улучшения или хотя бы приостановки процесса ухудшения нет, однако некоторые ограничители ухудшения существуют, полагает он.

 
Алексей Макаркин

«Команда Трампа все больше напоминает обычную республиканскую команду. Когда он приходил, в ней было некоторое количество аутсайдеров, которые вели себя иначе, в той или иной степени противопоставляли себя истеблишменту. Сейчас таких фигур там осталось очень мало — разве что на должностях советников пара человек. Для американской политики и это — довольно много. Но для той ситуации, которая была в конце 2016 года, это мало. И влияние на оборонную политику, например, или на внешнюю политику они оказывают довольно слабое.

В общем, таких людей там не очень много. Более того, наблюдается еще одна тенденция. Тиллерсон за время пребывания на посту государственного секретаря сдвинулся достаточно критично со своих первоначальных позиций в отношении России. Под конец никто уже и не вспоминал о том, что он был награжден Орденом Дружбы, разве что ради иронии. Так вот, его сменяет Помпео, который, видимо, настроен еще более жестко.

Более того. Когда Флинна заменил Макмастер, говорилось, что это — плохая для России новость. Но сейчас приходит Болтон, и, по-моему, Россия будет скоро немного ностальгировать по Макмастеру и его умеренности. Потому что Болтон — это человек, которому даже как эксперту не нравятся, например, миротворцы на Донбассе. Он считает, что это — слишком большая уступка в отношении России. То есть если Москва исходит из того, что признание полезности миротворцев на Донбассе — это именно с ее стороны уступка, то будущий помощник президента США исходит из того, что это выгодно именно самой России.

Итак, команда президента меняется, но меняется не в сторону большей благожелательности в отношении России.

 
Добыча угля в США

И есть еще одно важное обстоятельство. Дело в том, что для Трампа как опытного бизнесмена очень важно, что именно выгодно Соединенным Штатам. Поэтому люди из его команды исходят из того, что надо, что называется, преподносить президенту нужные идеи в соответствующей упаковке. Взять, допустим, пример с Украиной: Украина объявила, что будет закупать американский уголь. И Трамп тут же подобрел к ней. Да, тут есть такой секрет: хочешь понравиться Трампу — должен купить что-нибудь американское, стать клиентом, помочь ему создать рабочие места.

Это все очень серьезно, потому что Трамп рассчитывает на переизбрание (чем очень сильно отличается от большинства американских СМИ). И он считает, что индикатором его успеха является создание рабочих мест. И что если он выполнит свое обещание и создаст много рабочих мест, то люди за него проголосуют. Вне зависимости от того, что о нем будут писать, что о нем будет говорить CNN и так далее. Поэтому все то, что способствует американской экономике, вызывает у него горячее одобрение.

Собственно, так и вышло. Украина сказала, что будет закупать американский уголь — и Трамп, который до этого относился к ней достаточно пренебрежительно, вдруг стал понимать, что в этом что-то есть. Что украинцы, может быть, еще хорошие ребята. Конечно, тут я несколько упрощаю, но в целом это недалеко от истины.

Сейчас Россия демонстративно дает понять, что у нас много оружия и мы можем его в случае чего и применить — если нас совсем уж обидят, загонят в угол и поставят в безвыходное положение. Трамп на это реагирует очень просто. Собственно, что неприятного он сказал российскому президенту во время телефонного разговора? Что США все равно эту гонку вооружений выиграют.

 

 
Д.Трамп вместе с военнослужащими США / flickr.com

Для Трампа эта ситуация — в первую очередь возможность создать дополнительные места, занять в военной сфере работников и получить дополнительно избирателей. Так что если Россия разработала новую ракету — то почему бы и Америке это не сделать? Тогда ведь и конструкторы будут заняты, и рабочие; а еще это, возможно, даст импульс исследованиям в других сферах, как это часто бывает. И ученые будут занята, а тогда, может, и они проголосуют за него. В общем, для него появление у России нового оружия — не такая плохая новость, так как она обосновывает дополнительные расходы, которые могут в конце концов дать импульс американской экономике. Чего он сейчас и желает максимально сильно.

Вот мы и получаем те отношения, которые сейчас наблюдаем. К тому же сейчас не видно какой-то темы, которую мы могли бы серьезно обсуждать. Теоретически такой темой могла бы быть ситуация в Украине, но к ней подходы у США и России достаточно существенно различаются. В начале этого года их пытались совместить — например, на встрече Суркова и Волкера. Насчет результатов вроде бы пошли оптимистичные сигналы, но потом все как-то замолчали — может быть, чтобы не вспугнуть, а может быть, потому, что и оснований для оптимизма в реальности не так много. Ну, посмотрим.

Дальше, думаю, вряд ли будет лучше. Потому что и в других вопросах ситуация не проще. Сирию уже фактически поделили — там идут сейчас внутренние переделы, возникает вопрос, чей именно Марбидж. Турки идут к американцам, курды идут к французам, но все это совершенно не приближает достижение какого-то большого компромисса по Сирии. Россия поддерживает Асада, который заканчивает «выдавливать» своих врагов из окрестностей Дамаска, из Восточной Гуты. Но это мало чему способствует в контексте отношений с американцами, потому что они по этому поводу весьма раздражены.

Они не стали вмешиваться в это, потому что рискованно; плюс возник вопрос, на чьей, собственно, стороне вмешиваться? В Восточной Гуте находится немалое количество исламистов, которые ненавидят Америку и западный мир — может быть, даже больше ненавидят ее, чем Россию. Но все равно американцы восприняли российское участие в событиях как далеко не позитивный фактор.

Так что договориться по этим конкретным конфликтам непросто; в целом улучшить отношения после «дела Скрипаля» еще сложнее. Скоро уже дойдет до того, что любой россиянин там будет восприниматься как подозрительная фигура. Другое дело, что если говорить о Russia Today, например, для России это неприятно, но на ее экономике это не отражается. А Россия смотрит, не дойдет ли до каких-то более серьезных мер.

Помните, недавно Америка сделала ставку на то, чтобы сорвать российские оружейные контракты, уменьшить их количество, в том числе — с помощью угрозы применения санкций в отношении компаний, которые вовлечены в эти контракты. Для России это неприятно. Но здесь идет борьба: что-то Россия может потерять, что-то может сохранить.

А вообще есть несколько неприятных России вещей, которые могут сделать американцы и их союзники, начиная от удара по российскому финансовому рынку, российским евробондам (этим вопросом уже заинтересовалась Англия — после того, как в Лондоне прошло очень неплохое размещение, причем уже после «дела Скрипаля»), вплоть до той угрозы, которая применяется с 2014 года (а это — отключение от системы SWIFT).

 
Вывеска организации SWIFT / wikipedia.org

Но здесь есть два обстоятельства: американцы еще перед «делом Скрипаля» решали насчет российских ценных бумаг и пришли к заключению, что это был бы слишком большой удар по рынку. Так что будут ли они бить по себе же, еще вопрос. Вообще сейчас много чего не исключено, но все же какие-то ограничения есть. Что же касается SWIFT, то, безусловно, отключение от нее отбросит российскую банковскую систему назад очень сильно. Это реальность. Но реально и то, что чем больше на Россию жмут, тем меньше у тех, кто это делает, аргументов для того, чтобы пытаться оказывать на нее какое-то влияние.

То есть если ты применил эту меру, то нужно быть готовым к тому, что Россия свою политику не изменит. Ну, будут платежки пересылать, как делали раньше. Жили же как-то? Плохо жили, но жили. Вернулись же, например, к отечественному сыру? Его многие ругают, но как-то живут. Потому что импортный сыр и раньше особо широкие слои населения не покупали из-за дороговизны. И тут примерно то же. Ну, будут проводить платежи с запозданием. Народ потерпит.

Словом, это не выглядит чем-то запредельно ужасным. Это будет плохо для экономики, это сдерживает экономическую активность, но это не видно. Из-за этого народ не будет возмущаться, не выйдет на улицы, как он выходит из-за мусорных полигонов в Подмосковье. Так что американцы тоже будут очень осторожны в вопросе, что именно тут применять. Ведь если все применишь, то чем тогда угрожать?», — объяснил Алексей Макаркин.

Ранее Алексей Макаркин объяснил, в каком состоянии и почему находятся российско-американские отношения в настоящее время.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2023.