НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

Случай с переводчицей

Дональд Трамп
Дональд Трамп

Допросить переводчицу беседы президента США Дональда Трампа с президентом России Владимиром Путиным в Хельсинки потребовали в конгрессе США. Только таким образом, по мнению конгрессменов, можно узнать, что именно говорил Путину Трамп во время встречи с глазу на глаз. 

Недоверие к словам Трампа и вообще его позиции на этой встрече американские политики стали проявлять еще до начала встречи, а после, когда Трамп опроверг некоторые сделанные им перед журналистами по окончанию встречи заявления, это недоверие только укрепилось.

В частности, Трамп сначала признал Россию непричастной к вмешательству в выборы в США, а затем, напротив, заговорил о ее причастности и даже личной ответственности за это Путина. Однако первое заявление вызвало столь серьезное возмущение среди противников Трампа и тех, кто считает его связанным с Россией, что последовавшие высказывания их не утихомирили. Директор ФБР в интервью телеканалу NBC дал понять, например, что после высказываний президента о невмешательстве России в выборы готов был подать в отставку.

 
Кристофер Рэй, директор ФБР

 

В результате законодатели стали задаваться вопросом, не пошел ли Трамп на некие серьезные уступки Путину по каким-либо значимым вопросам. Как пишет газета «Коммерсантъ», теоретически конгрессмены имеют право провести слушания с участием переводчицы, хотя прежде такого никогда не делалось.

 
Алексей Макаркин

О том, почему недоверие к главе государства у конгрессменов столь значительно и к чему это может привести с «Полит.ру» поговорил Алексей Макаркин, ведущий эксперт Центра политических технологий. По его мнению, вероятность того, что дело дойдет до импичмента президенту, все же мала, однако противники политики Трампа сделают все для того, чтобы на следующих выборах главы государства он не имел шансов.

«Такого никогда прежде не бывало, чтоб допрашивали переводчиков, которые работали во время беседы президента США с кем-либо с глазу на глаз. Потому что президент США всегда, с теми или иными нюансами, теми или иными (порой достаточно серьезными) особенностями, в целом выражает внешнеполитический мейнстрим Соединенных Штатов.

Этот мейнстрим основан на принципе двухпартийной внешней политики. То есть у партий есть масса разногласий по внутренней политике, есть серьезные разногласия по отдельным аспектам внешней политики, но есть некие фундаментальные основы. В частности, к этим фундаментальным основам относится, скажем, роль Североатлантического блока как главной основы той системы союзов, которая есть у Соединенных Штатов. Это началось вскоре после Второй мировой войны, продолжалось всю Холодную войну и последующий период и никем не ставилось под сомнение.

Есть еще целый ряд позиций, но в целом все они сводятся к тому, что когда у тебя есть отношения с союзником и с оппонентом, ты, конечно, учитываешь интересы своих союзников. И для тебя союзник – это союзник, а у оппонента могут быть разные степени оппонирования – он может быть враг, может быть просто конкурент, но все равно в шкале предпочтений он стоит куда ниже, чем союзник. И ты уважительно относишься к союзнику, по крайней мере внешне – на деле может быть что угодно, но ты не должен его обижать. В том числе не должен обижать более серьезным, более высоким и заинтересованным вниманием к оппоненту.

Трамп этот принцип нарушил. Он, напоминаю, пришел не из политического класса – никогда никуда не избирался, не был ни сенатором, ни конгрессменом, ни губернаторов. В этом смысле он уникален. Так что пусть допросов переводчиков президента прежде не было, но ведь прежде не было и такого президента. Даже когда говорим, что, мол, артист Рейган был президентом, надо иметь в виду, что Рейган дважды избирался губернатором Калифорнии, одного из крупнейших штатов. А такого, как Трамп, не было.

 
Рональд Рейган

Трамп пришел с ощущением, что союзники слишком дорого стоят Соединенным Штатам и что они не хотят за себя платить. Другое его ощущение, даже озвученное им как тезис, состояло в том, что с Россией можно договориться. Причем Россия Америке ничего не стоит, не требует от нее расходов, а если говорить о расходах на оборону, то это расходы, которые являются часть американской экономики и сопряжены с созданием рабочих мест в Америке. Так что, мол, это другое, это даже хорошо.

А вот если Германия никак не может выйти на уровень военных расходов в 2% от ВВП, а Америка тратит на это 4%, то получается, что американский налогоплательщик – фермер, рабочий, избиратель – содержит богатую Германию. «А зачем это надо? – думает Трамп. – Тем более, что та же Германия является экономическим конкурентом Америки. А Россия таковым не слишком является, единственная проблема тут – газовая.» По поводу газа Россия с Америкой конкурируют за поставки в Европу, но по этому вопросу Трамп тоже больше обижен на потребителей, чем на Россию. Почему они предпочитают российский газ? А к России у него особых претензий нет.

Плюс Трам пришел как очень необычный президент. Любой президент всегда подчеркнуто уважительно относится к своим правоохранительным органам, к спецслужбам. Особенно это относится к республиканским президентам – для них тема безопасности всегда была очень важна, это один из их приоритетов, то поле, на котором они обыгрывали демократов. В частности, тот же Рейган это делал очень успешно. И вот пришел Трамп, который изначально подозревал спецслужбы в ангажированности, в том, что они против него. То есть Россия не против него, а собственные спецслужбы США – против.

Плюс Трамп пришел как кандидат тех людей, которые считают, что Америка слишком много занимается всякими делами за ее пределами. Что Америка не должна интересоваться проблемами Украины и Черногории, а должна заниматься проблемами американцев. Вопросами о том, почему рабочий против своей воли увольняется с работы и должен идти официантом с закусочную, хотя не хочет этого, не хочет, но вынужден понижать свой статус. Трамп выражает интересы этих избирателей. Но эти интересы, понятно, полностью расходятся с интересами политического класса.

Поэтому политический класс дает понять, что это для него неприемлемо, и Трамп вынужден маневрировать. Это уникальный случай – когда президент два раза за последние дни дезавуировал свои высказывания, объяснив их ошибками. Один раз он сделал это сам, в другой раз это сделала его пресс-секретарь Сандерс, заявившая, что его неправильно поняли, причем в обоих случаях речь шла о России.

Один вопрос заключался в том, кому он, Трамп, больше доверяет, своим спецслужбам или российскому президенту, второй – видит ли он в России угрозу для Америки. Трамп сказал, что нет, не видит – или, как потом объяснила Сандерс, он сказал, что нет, не будет сейчас отвечать ни на какие вопросы.

 
Американская делегация слушает перевод

Итак, Трамп вынужден маневрировать, потому что часть республиканских избирателей традиционно считают безопасность важной. Ведь среди его сторонников есть не только изоляционисты, не только те, кто считает, что Америка должна сосредоточиться на себе. И для того, чтобы не потерять остальных, он должен подчеркивать свой патриотизм.

К чему может привести эта история с переводчицей и всем прочим? Я не очень верю в импичмент. Конечно, демократы будут снова обсуждать тему импичмента. Но это сложный и долгий процесс, это надо доказать, а Трамп будет сопротивляться. И плюс, самое главное, у демократов нет большинства. А республиканцы пойдут на импичмент только в том случае, если будут такие обвинения, которые могут раздавить не только Трампа, но и Республиканскую партию в целом.

Такое было один раз в истории – это был Уотергейт, когда республиканцы дали понять Никсону, что не могут больше его поддерживать, иначе эта уголовщина утянет за собой и партию. И Никсону пришлось уходить, не дожидаясь импичмента. Здесь же, в случае с Трампом, тоже нужны какие-то супераргументы – чтобы показать Трампа не слабым, а прямо-таки российским агентом. Но я все же сомневаюсь, что переводчица предоставит такие аргументы. Вряд ли Трамп о чем-то подобном говорил.

Задача тут в другом – в том, чтобы попробовать ослабить республиканцев на промежуточных выборах, выборах в Конгресс, а главное – чтобы вышибить или сильно ослабить Трампа к 2020 году. Основная борьба развернется именно тогда. И демократы хотят либо чтобы Трамп не выдвигался, чтобы он был до того ослаблен и скомпрометирован, что просто не мог выдвинуться (в таком случае внутри Республиканской партии начнется конкуренция, что может быть выгодно демократам); либо, чтобы когда Трамп пойдет на второй срок, против этого была такая оппозиция в Республиканской партии, которая могла бы привести если не к расколу, то к очень серьезному ослаблению.

 
Российско-американские переговоры с участием членов делегаций в формате рабочего завтрака

То есть демократам нужен внутренний конфликт у республиканцев. И, конечно, нужна максимальная дискредитация президента и демонстрация того, что американский президент не смог обеспечить безопасность. 

И есть еще одна задача, уже не относящаяся к выборам. Она состоит в том, чтобы максимально ограничить возможности Трампа на российском направлении. Они уже ограниченны – Трамп уже не может сам отменять санкции, но демократы хотят, чтобы у него стало еще больше ограничителей. Их и так очень много, но теперь появляются новые – это такие вот актуализируемые обвинения», – сказал Алексей Макаркин.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.