НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

Ингушетия против

Стихийный митинг в Магасе
Стихийный митинг в Магасе

В столице Ингушетии начался стихийный митинг протеста против договора о границе с Чечней. Кроме того, Конституционный суд Ингушетии выступил против этого договора. 

Президенты Ингушетии и Чечни 26 сентября подписали соглашение о закреплении границы между республиками, которая не была официально установлена с момента распада Чечено-Ингушской АССР в 1991 году. При этом глава Ингушетии Юнус-бек Евкуров разъяснил, что они с главой Чечни Рамзаном Кадыровым договорились об обмене равными территориям, чтобы выровнять границу.

 
Подписание договора о границах, Р.Кадыров и Ю.Евкуров / YouTube.com

Однако в самой Ингушетии эта перемена была принята негативно. Начались протесты; кроме того, Конституционный Суд республики заявил о необходимости референдума по вопросу определения границы. Как сообщила пресс-служба суда, в суде выступили против утверждения подписанного соглашения.

Председатель суда Аюп Гагиев, ссылаясь на статью 111 Конституции Ингушетии, указал, что вопросы административно-территориального устройства и границ территории решаются с учетом мнения населения. По его словам, порядок учета мнения населения установлен Конституционным законом Ингушетии «О референдуме Республики Ингушетия»; без референдума же, по мнению Гагиева, Народное собрание республики не может рассматривать законопроект об утверждении соглашения.

Как сообщает газета «Коммерсантъ», стихийный митинг в Магасе начался утром 4 октября; он проходит неспокойно, у здания парламента республики слышна была стрельба. К центру города стянуты силы правоохранительных органов, главный въезд в Магас перекрыт, движение на других въездах ограничено. 

Между тем парламенты Чечни и Ингушетии проголосовали за соглашение по новой границе, отмечает информационное агентство ТАСС. По сведениям пресс-службы ингушского президента, из 25 присутствовавших депутатов «за» проголосовали 17, против трое, пятеро воздержались. Депутаты чеченского парламента, как сообщил его председатель, Магомед Даудов, проголосовали единогласно.

 
Результаты голосования ингушского парламента / magas.ru

О том, что происходит в связи с попытками изменить административную границу между Чечней и Ингушетией, с «Полит.ру» поговорил Николай Миронов, руководитель Центра экономических и политических реформ.

 
Николай Миронов

«Такие противостояния очень опасны: в специфических условиях Кавказа даже незначительная стычка по поводу того, кому что принадлежит, может вылиться в длительный, иногда многолетний конфликт. Тем более что у этих территорий есть и экономическая значимость – сейчас говорят о нефти в том районе, который должен теперь отойти к Чечне. Словом, понятно, что угроза тут существует довольно серьезная, и ее нужно устранить; возможно, для этого необходим федеральный арбитраж.

Что касается решения Конституционного суда Ингушетии, то деле в том, что руководство республики не может не реагировать на настроения ее населения. Если ее жители не хотят отдавать территорию, считают, что она должна принадлежать им, как ее президент может быть против? Понятно, что он, хоть не своими руками, а косвенно, с помощью Конституционного суда, ситуацию таким образом пытается разрулить.

Вообще у многих республик есть ревность к Чеченской Республике, которая получает хорошее федеральное финансирование. Другие республики считают, что им тоже можно было бы так жить. Хотя они тоже являются дотационными, то есть финансирование им дают, и много, однако им представляется, что Чечня живет лучше. Это также может подогревать конфликт.

По сути спорных территорий много – таковы последствия советской политики искусственного соединения разных народов. Когда создавались республики из двух народов каждая (некоторые распадались, некоторые остались), это привело к конфликтам. Неслучайно между ними провели границу, несмотря даже на единство веры, как это есть в Чечне и Ингушетии. Это и прежде уже порождало конфликты, это тем более вызывает их сейчас. Я бы сказал, что граница изначально была урегулирована неудачно, так как не складывалась исторически, а была установлена административно. Вот последствия этого.

 
Кавказ. Строители на фоне Эльбруса / pixabay.com

На Кавказе же в принципе конфликты могут возникать из-за довольно незначительного повода. Например, причиной конфликта может стать процесс урбанизации, включение сельских территорий в черту города с постепенной их застройкой. Это способно вызвать недовольство сельского населения, а оно уже перерастает в конфликт, затем этот конфликт приобретает еще и религиозную или межэтническую окраску (например, такое происходит в Дагестане) – и дальше уже возникают те самые «кровники», о необходимости избежать превращения в которых говорил глава Ингушетии.

Так что любое изменение границ на этих территориях опасно. И бурной негативной реакции стоило ожидать», – сказал Николай Миронов.

Свое мнение о происходящем высказал «Полит.ру» Илья Гращенков, президент Фонда «Центр развития региональной политики».

 
Илья Гращенков

«Граница между Ингушетией и Чечней – это давняя линия спора, который включает в себя противостояние Юнус-бека Евкурова и Рамзана Кадырова. Сравнение маленькой Ингушетии с более крупной по территории и лучше финансово обеспечиваемой Чечней всегда играло не на руку Ингушетии – Чечня порывалась получить права или влияние на ее территории. Тут надо вспомнить, что во времена СССР существовала единая Чечено-Ингушская республика. И до сего дня Чечня регулярно пыталась вернуть Ингушетию если не территориально в свои границы, то хотя бы в свою сферу влияния.

Вообще на территории Ингушетии существует достаточно значительное разделение между поселками. Местное население крайне религиозно и управляется по тейповому образцу: есть общины, есть главы общин; общины входят в некие более крупные образования в рамках поселка, а тот или иной мулла является для поселка духовным лидером. Некоторые муллы ориентированы прочеченски, на Рамзана Кадырова, а другие – на ингушскую национальную идентичность. Насколько я понимаю, именно этот раскол между двумя ориентациями привел к некоторой эскалации.

Если помните, совсем недавно в Ингушетии проходили масштабные митинги при организации муфтията. Муфтият выступал против политики Евкурова, собирал митинги в центре Магаса. И спор о чечено-ингушской границе, который годами длился, а сегодня делается попытка его урегулировать, бьет по позиции того же Евкурова. Потому что его противники на этой теме пытаются раскачать лодку. В общем, что с одной, что с другой стороны люди настроены полярно: чеченцы хотят все себе, ингуши хотят сохранить или преумножить количество принадлежащей им земли.

 
Виды Кавказа / pixabay.com

 

Так что вопрос о границе – всегда болезненный, решить его полюбовно практически невозможно. Всегда будут недовольные с той и с другой стороны. И если есть силы, которые могут аккумулировать это недовольство, начинается раскачивание ситуации. Поскольку в Ингушетии сегодня этих сил много, они могут активировать свои выступления против Евкурова на этой почве. И если уж на эту тему среагировал Конституционный суд, очевидно, что в республике назревает некоторое противостояние. Не буду пока называть это расколом, но очевидно, что элиты все больше занимают позиции, враждебные к нынешней власти.

Если же говорить базово о Кавказе, то там всегда может полыхнуть. Сегодня это полыхание перенесено на некую международную канву: Чечня строит отношения с Саудовской Аравией, Арабскими Эмиратами, то есть ориентирована на восток; а Ингушетия является неким пограничным мостом, поскольку ориентирована на Россию. У нее так далеко идущих планов.

Сейчас, как мы видим, идет перетасовка в Дагестане, в Кабардино-Балкарии. То есть на Северном Кавказе сейчас в целом идет внутренняя перестройка. Естественно, особое напряжение испытывают старые кланы, старая власть. Все это вместе приводит к тому, что любой проблемный участок может стать «горячим» для политики.

 
Митинг в Магасе / zariffeli / Facebook

Если же говорить об урегулировании ситуации, то мне кажется, что надо просто работать с Кавказом, вести разъяснительную деятельность. Те очаги напряжения, которые нарастают, какие-то новые церкви, расколы муфтиятов – все это стало следствием политики деструктивной. Невозможность выйти в публичное политическое поле приводит к внутреннему расколу, который идет по самым сложным направлениям – например, по линии религии.

Если же с Кавказом начать работать, допустить возможность конкуренции, выявлять реальные, а не мнимые очаги экстремизма, то ситуацию можно будет как-то отрегулировать. Попытка Кремля управлять сверху не может привести к хорошему результату, поскольку это республики, где все идет снизу, от тейповости. А конкретно в этой истории с границей людям надо разъяснять, что и зачем делается. Надо донести до каждого гражданина, что и почему происходит и по каким критериям прокладывается граница», – считает Илья Гращкенков.

 

Обсудите в соцсетях

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
VK.com Facebook Twitter Telegram Instagram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.