22 августа 2019, четверг, 12:11
VK.comFacebookTwitterTelegramInstagramYouTubeЯндекс.Дзен

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

24 ноября 2018, 19:30

Переходность и поиски универсального в языке

Именно с подлежащим в (литературном) русском связано действие деепричастного оборота "Подъезжая к станции, я потерял шляпу", но не "Подъезжая к станции, с меня слетела шляпа". Иллюстрация А. Григорьева к "Жалобной книге" А. Чехова, 1960 г.
Именно с подлежащим в (литературном) русском связано действие деепричастного оборота "Подъезжая к станции, я потерял шляпу", но не "Подъезжая к станции, с меня слетела шляпа". Иллюстрация А. Григорьева к "Жалобной книге" А. Чехова, 1960 г.

В этой статье мы поговорим о таком явлении, как переходность, и о связанных с ним понятиях прямого объекта и подлежащего. Мы попробуем объяснить, почему эти не очень ясные на первый взгляд понятия являются базовыми не только для русского языка.

Согласно определению (Розенталь Д.Э., Теленкова М.А. «Словарь-справочник лингвистических терминов. Пособие для учителя» М., 1985), переходные глаголы - это «глаголы со значением действия, которое направляется на предмет, изменяет или производит этот предмет – объект действия, выраженный винительным падежом без предлога». Примеры переходных глаголов: готовить, разрушать… Примеры непереходных глаголов без дополнений: спать, цвести… Объекты переходных глаголов называются прямыми. Кроме прямых дополнений глаголы могут управлять косвенными, т.е. формами падежей помимо именительного и винительного, а также зависимыми с предлогами, например: Петя верит инопланетянам (дательный), в инопланетян (винительный с предлогом) и т.д.

Вопрос, который напрашивается сам собой, – чем винительный падеж заслужил выделение своего объекта в «прямые» и противопоставление его «косвенным»? И всегда ли нам может помочь винительный падеж? Что делать, если в языке нет падежей? У английских существительных, например, нет показателя винительного падежа. А в татарском языке прямой объект может как иметь показатель винительного падежа, так и не иметь его. Одинаково допустимы, например: Мин китапны сатып алдым и Мин китап сатып алдым ‘Я купил книгу’.

Можно ли говорить о прямом объекте, если нет показателя падежа? Безусловно, можно. И дело здесь не только в семантике, о которой скажем немного ниже. Прямой объект обладает специальными грамматическими свойствами, падеж – лишь одно из возможных проявлений этих свойств. Так, например, на прямые объекты ориентированы пассивные причастия: the house, sold to John; дом, проданный Джону. С косвенным объектом в дательном падеже такие фразы неграмматичны: *the man, sold house; *человек, проданный дом (предполагаемое ‘человек, которому был продан дом’). В русском прямой объект отличает от косвенных целый ряд свойств. Например, в конструкциях с числительными числительное требует от связанного с ним существительного формы родительного падежа только в случае прямого объекта и подлежащего: На Плющихе стояли три тополя (подлежащее); Я увидел на Плющихе три тополя (прямой объект). В остальных случаях существительное стоит в той же форме, которую оно имело бы и в отсутствие числительного: Я обрадовался (трем) тополям.

Прямой объект в сильной степени связан с подлежащим. Подлежащее обычно определяется следующим образом: «Главный член двусоставного предложения, грамматически независимый от других членов предложения… Морфологизованной формой выражения подлежащего является существительное в именительном падеже» (Розенталь…).

Связь подлежащего и прямого объекта многостороння. Во-первых, прямого объекта не бывает без подлежащего. Более того – подлежащее должно быть во всяком законченном предложении. Есть, конечно, случаи глаголов тошнить или знобить, которые не могут иметь выраженного подлежащего: Меня тошнит / знобит. Но даже если мы примем во внимание то, что такие глаголы в русском языке можно сосчитать по пальцам одной руки, а “нормальных” переходных глаголов – сотни, есть еще одно обстоятельство. Такие глаголы можно рассматривать наравне с так называемыми глаголами со стихийным подлежащим: Смеркалось; Горит! и т.д. Подлежащее здесь представлено невыраженной нулевой единицей с определенным значением – природной стихийной силы. Поэтому в действительности во всех указанных случаях подлежащее есть, просто оно не выражено материально. Типология нулевых единиц хорошо разработана в лингвистике, нулевые подлежащие – один из самых обсуждаемых случаев.

Подлежащее является выделенным участником – в русском или английском именно с подлежащим (а не с объектом) согласуется сказуемое. Именно с подлежащим в (литературном) русском связано действие деепричастного оборота: Подъезжая к станции, я потерял шляпу, но не *Подъезжая к станции, с меня слетела шляпа. На основании этих и других свойств говорят о том, что подлежащее – самый приоритетный участник.

Но во всех ли языках можно выделить подлежащее? Русский, английский, китайский, татарский, суахили – языки так называемого аккузативного или номинативного строя (аккузатив – винительный падеж, номинатив – именительный). В таких языках подлежащее однозначно выделяется на основании морфологических и синтаксических свойств. Аккузативных языков в мире большинство. Следующая по популярности падежная стратегия – эргативная. Эргативность отмечена во многих языках Кавказа, в Австралии, в баскском, в языках майя, некоторых индоиранских и т.д.

Эргативная стратегия устроена так: прямой объект переходных глаголов (Шурик разрушил часовню) оформляется в них так же, как единственный участник непереходных (Часовню пострадала уже в 14-м в.). Свойства подлежащего – а их, вообще говоря, сильно больше, чем падеж и согласование – в таких языках обычно делятся у переходного глагола между активным (Шурик) и пассивным (часовню) участниками. В случае непереходного глагола подлежащим, конечно, является его единственный участник (часовню). Падеж активного участника переходных ситуаций – эргатив. Он оказывается противопоставлен падежу пассивного участника с одной стороны и падежу единственного участника непереходных ситуаций – номинативу – с другой.

Несмотря на очевидные различия, между аккузативными и эргативными языками есть существенное сходство – и аккузатив в аккузативных, и эргатив в эргативных возможны только при переходных глаголах (готовить, разрушать…). Различие в том, что аккузатив оформляет пассивного участника таких глаголов, а эргатив – активного. Можно сказать, что подлежащные свойства делятся в эргативных языках между теми же участниками, которые в аккузативных языках соответствуют подлежащим и прямым объектам.

Номинатив и аккузатив с одной стороны, и эргатив и номинатив с другой связаны с одними и теми же глагольными значениями в различных языках. Во всех языках есть глаголы готовить, разрушать и им подобные. Здесь мы переходим к семантике. Определения переходных глаголов обычно указывают, что действие субъекта «направлено» на прямой объект. Действительно, у переходных глаголов наблюдается «асимметрия» участников. Один из участников (он называется «агенс») активно расходует энергию, уходящую на то, чтобы второй участник (пациенс) претерпевал какие-то изменения (исчезал, появлялся и т.д.). Агенс инициирует и контролирует ситуацию, воздействуя при этом на пациенса. Глаголы, имеющие агенс и пациенс, в разных языках демонстрируют одинаковое поведение – они переходны и используют прямые падежи (номинатив-аккузатив; эргатив-номинатив).

Прямые падежи (говорят также о прямых участниках) противопоставлены косвенным: дательному, творительному, местному и др. по ряду свойств. Так, например, и в аккузативных, и в эргативных языках только прямые падежи переходят в родительный при образовании отглагольных существительных (разрушение часовни, пение Шурика). Дативный или предложный участник при глаголе верить не обладает таким свойством (вера инопланетянвера инопланетянам или вера в инопланетян). Кроме этого, как в аккузативных, так и в эргативных языках прямые участники могут переходить друг в друга в производных синтаксических конструкциях. Прямой объект, например, может превращаться в подлежащее при пассивизации: Джек построил домДом построен и т.д.

Наше краткое обсуждение переходности дало следующие результаты. Во-первых, о переходности можно говорить безотносительно того, есть ли показатель падежа или нет. Во-вторых, прямой объект обычно (хотя, конечно, далеко не всегда) соответствует участнику с определенным значением (претерпевающему или пациенсу). Такой участник часто появляется, исчезает или претерпевает существенные изменения в результате действия глагола. В-третьих, средства обозначения подлежащего и прямого объекта в разных языках различаются. Все языки, однако, объединяет то, что участники переходного глагола (и подлежащие непереходных глаголов) обладают некоторым выделенным статусом по отношению к другим участникам.

Данная заметка во многом – ответ на вопрос «Зачем надо изучать "экзотические” языки?» Экзотическими считают те языки, количество носителей которых невелико либо они не актуальны для нас с экономической, культурной, политической или еще какой-либо точки зрения. Такие языки постепенно вымирают или «растворяются» в больших языках вроде русского или английского. Несмотря на меньшую социокультурную значимость, таких языков на нашей планете – безусловное большинство. Более того, большинство так называемых «мировых» языков принадлежат к нескольким относительно недавно разошедшимся группам внутри одной языковой семьи. Изучать остальные языки, в том числе те, которые находятся на грани вымирания, необходимо. Это нужно хотя бы для того, чтобы установить, где границы универсального в разных языках, на основании чего мы можем говорить о человеческом языке как самостоятельном феномене и т.д.

Когда мы начинаем устанавливать в языке универсальное – такие, например, явления как переходность – мы начинаем лучше понимать не только общеязыковые принципы, но и то, какую роль они играют в хорошо изученных языках типа русского или английского. В нашем примере: то, что универсально, – класс переходных глаголов и (главное!) их особое по сравнению с другими оформление во всех языках. Универсально противопоставление прямого объекта с одной стороны и косвенного – с другой. Способы же оформления переходности могут различаться. В русском это показатель винительного падежа, в английском – порядок слов, в татарском – либо падеж, либо порядок слов, в эргативных языках – падеж, совпадающий с падежом непереходных подлежащих, где-то еще – согласование на глаголе и т.д. Установить границы универсальных языковых явлений и их частноязыковых реализаций нам также помогает изучение всего спектра доступных человеческих языков.

Авторы статьи благодарят за поддержку Российский Научный Фонд (грант 18-18-00462, реализуемый в ГИРЯ им. А. С. Пушкина).

Об авторах:

Павел Гращенков (МГУ, ГИРЯ им. А. С. Пушкина)

Тимур Галимов (МГУ, ГИРЯ им. А. С. Пушкина)

Обсудите в соцсетях

Система Orphus
«Ангара» Африка Византия Вселенная Гренландия ДНК Иерусалим КГИ Луна МГУ Марс Монголия НАСА РБК РВК РГГУ РадиоАстрон Роскосмос Роспатент Росприроднадзор Русал СМИ Сингапур Солнце Юпитер акустика антибиотики античность археология архитектура астероиды астрофизика бактерии бедность библиотеки биомедицина биомеханика бионика биоразнообразие биотехнологии блогосфера викинги вирусы воспитание вулканология гаджеты генетика география геология геофизика геохимия гравитация грибы дельфины демография демократия дети динозавры животные здоровье землетрясение змеи зоопарк зрение изобретения иммунология импорт инновации интернет инфекции ислам исламизм исследования история карикатура картография католицизм кельты кибернетика киты климатология клонирование комета кометы компаративистика космос культура лазер лексика лженаука лингвистика льготы мамонты математика материаловедение медицина металлургия метеориты микробиология микроорганизмы мифология млекопитающие мозг моллюски музеи насекомые наука нацпроекты неандертальцы нейробиология неолит обезьяны общество онкология открытия палеолит палеонтология память папирусы паразиты перевод питание планетология погода политика право приматы психиатрия психоанализ психология психофизиология птицы ракета растения религиоведение рептилии робототехника рыбы сердце смертность сон социология спутники старение старообрядцы стартапы статистика такси технологии тигры топливо торнадо транспорт ураган урбанистика фармакология физика физиология фольклор химия христианство школа экология эпидемии эпидемиология этология язык Александр Беглов Древний Египет Западная Африка Латинская Америка НПО «Энергомаш» Нобелевская премия РКК «Энергия» Российская империя Сергиев Посад альтернативная энергетика аутизм биология бозон Хиггса глобальное потепление грипп информационные технологии искусственный интеллект история искусства история цивилизаций исчезающие языки квантовая физика квантовые технологии климатические изменения компьютерная безопасность компьютерные технологии космический мусор криминалистика культурная антропология междисциплинарные исследования местное самоуправление мобильные приложения научный юмор облачные технологии обучение одаренные дети педагогика персональные данные подготовка космонавтов преподавание истории продолжительность жизни происхождение человека русский язык сланцевая революция финансовый рынок черные дыры эволюция эмбриональное развитие этнические конфликты ядерная физика Вольное историческое общество жизнь вне Земли естественные и точные науки НПО им.Лавочкина Центр им.Хруничева История человека. История институтов дело Baring Vostok Протон-М 3D Apple Big data Dragon Facebook Google GPS IBM MERS PRO SCIENCE видео ProScience Театр SpaceX Tesla Motors Wi-Fi

Редакция

Электронная почта: [email protected]
Телефон: +7 929 588 33 89
Яндекс.Метрика
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2019.