9 февраля 2023, четверг, 15:02
VK.comTwitterTelegramYouTubeЯндекс.ДзенОдноклассники

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

«Домашнее насилие есть практически в каждой российской семье»

Домашнее насилие
Домашнее насилие
/ pixabay.com

Спикер Верхней палаты парламента Валентина Матвиенко поручила вице-спикеру Совфеда Галине Кареловой и главе комитета по законодательству Андрею Клишасу разработать рекомендации по борьбе с семейным и бытовым насилием. Правозащитницы Алена Попова и Мари Давтян рассказали корреспондентке «Полит.ру» Ане Гольдман, какие меры необходимо принять, чтобы защитить россиянок от домашнего насилия.

Алена Попова, юристка, правозащитница, соавтор законопроекта о профилактике домашнего насилия:

 
Алена Попова

О проблеме домашнего насилия наконец-то стали говорить не только в социальных сетях, но и в Совете Федерации — это важная идеологическая победа. Не знаю, как будет развиваться история дальше, но то, что сейчас происходит — это реально круто. На днях был запущен флешмоб #ЯНеХотелаУмирать, к которому присоединились потрясающие блогерши с миллионами подписчиков в инстаграме, а также жертвы домашнего насилия и неравнодушные люди.

До этого Валерия Володина и ее адвокаты выиграли дело в Европейском суде, который признал, что в России в делах о домашнем насилии государство становится на сторону насильника, а не на сторону жертвы, и это необходимо менять. Сейчас также идет кампания в поддержку сестер Хачатурян. Я думаю, все эти факторы повлияли на то, что эту тему наконец-то подняла и председательница Совета Федерации Валентина Матвиенко.

Я очень рада, что спустя два с половиной года после декриминализации домашнего насилия законодатели наконец-то опомнились. Печально, что для того, чтобы осознать колоссальный масштаб проблемы домашнего насилия, понадобилось столько времени и столько жертв.

Если в итоге закон о домашнем насилии все-таки будет принят, это будет важный сигнал со стороны государства, что насилие недопустимо, что за избиения нельзя будет отделаться небольшим штрафом.

Для того, чтобы закон заработал, необходимо грамотное правоприменение. Главное — разъяснить, как должны выдаваться охранные ордера. Необходимо также проводить разъяснительную работу с участковыми на местах, налаживать межведомственное взаимодействие между соцзащитой и МВД.

 
Алена Попова участвует во флешмобе #ЯНеХотелаУмирать / Instagram

Было бы круто, если бы после вступления закона в силу дела о домашнем насилии взяли бы под свой контроль депутаты в своих избирательных округах, чтобы в случае бездействия полиции жертва могла обратиться к депутату.

Сейчас развернулась невероятных масштабов публичная кампания в поддержку жертв домашнего насилия. Благодаря этому жертвы осознают, что у них есть поддержка, что за ними сила. Декриминализовав домашнее насилие, государство отморозилось на всю голову, но общественная кампания набирает невероятные обороты, низкий поклон и большое спасибо за это активисткам и нашему обществу.

Мари Давтян, юристка, адвокат, правозащитница:

 
Мари Давтян

Я внимательно слежу за темой домашнего насилия с 2010 года, и у меня полное ощущение дежавю. Движение по защите от домашнего насилия в России идет волнами, временами эта тема всплывает и все вдруг вспоминают о том, что женщин нужно защищать от домашнего насилия, а потом об этом опять забывают и начинают играть в так называемые традиционные семейные ценности.

Тема борьбы с домашним насилием всякий раз поднимается именно тогда, когда Российская Федерация должна отчитываться перед Комитетом ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин. Очередной отчет — вы удивитесь — должен быть представлен как раз в этом году.

Совет Федерации не в первый раз обращает внимание на проблему домашнего насилия, например раньше этой темой плотно занималась сенатор Валентина Петренко. Уже были проведены сотни круглых столов, у нас уже есть Национальная стратегия действий в интересах женщин, которая включает профилактику и предупреждение насилия, свои рекомендации уже представляли и Комитет по правам человека, и Госдума. Но, как говорится, воз и ныне там, на практике ничего не делается.

Мне бы очень хотелось верить, что на этот раз дело борьбы с домашним насилием сдвинется с мертвой точки, но, по правде говоря, я настроена пессимистично. В очередных рекомендация абсолютно точно не будет вообще ничего нового. И Валентина Матвиенко, и Андрей Клишас, и Галина Карелова, и все остальные давно прекрасно знают, что нужно делать. Им даже писать ничего не нужно, можно просто все скопировать.

Вот уже 15 лет подряд Комитет ООН по ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин дает России одни и те же рекомендации: нужно исправить наше законодательство, нужно принять закон о домашнем насилии, нужно вводить охранные ордера, которые позволят выселять абьюзеров из совместного жилья, нужно собирать статистику, нужно проработать механизмы межведомственного взаимодействия — между сотрудниками полиции, социальными работниками, медиками, кроме того нужно развивать сеть убежищ и кризисных центров для жертв домашнего насилия (так называемые шелтеры), нужна специальная подготовка для сотрудников полиции, социальных работников и психологов и т.д. и т.п. Обо всем этом говорят уже много лет, и все это до сих пор актуально, потому что ни черта за 15 лет так и не изменилось.

 
Молоток судьи / pixabay.com

Временное выселение абьюзера из совместно занимаемой жилой площади — это самая непопулярная мера, но эта практика действует в большинстве стран и она эффективна. Нужно определиться, что для нас важнее — право на собственность или право на жизнь и здоровье. При этом, я хочу подчеркнуть, что выселение абьюзера временное и происходит только в судебном порядке и только на срок разбирательства. Человек не лишается собственности, его просто ограничивают в определенных действиях на определенное время.

Еще одна проблема — это, разумеется, деньги. Насилие в семье у нас уже является основанием для получения социальной помощи, какие-то деньги уже выделяются на шелтеры, но, учитывая колоссальный размах проблемы, этого недостаточно. В некоторых регионах все вообще спускается на тормозах и за этим никто не следит.

При этом в России пока никто не пытался подсчитать ущерба от домашнего насилия — расходы на медицинскую помощь, на правоохранительную систему, на сирот, в конце концов. В других странах подобные расчеты проводили и речь шла о десятках миллионов долларов. Так что вкладывать деньги в профилактику и борьбу с домашним насилием экономически выгодно, иначе мы просто теряем наших граждан.

Для борьбы с домашним насилием нужна политическая воля, у нас уже есть разработанные законопроекты. Но законодатели думают, что если мы примем закон о борьбе с домашним насилием, мы разрушим все семьи России, потому что домашнее насилие в той или иной форме есть практически в каждой российской семье.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2023.