НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

01 апреля 2020, 18:00

Когда собаки не лают

Издательство «Эксмо» выпустило книгу Анджелы Галлоп «Когда собаки не лают: путь криминалиста от смелых предположений до неопровержимых доказательств» (перевод Ивана Чорного, редактор Алексей Решетун).

Автор книги, Анджела Галлоп, самый востребованный криминалист Великобритании, специалист по нераскрытым делам, рассказывает о том, как ведется работа по раскрытию преступлений. Анджела утверждает, что на каждом месте преступления есть улики, самое сложное — это найти их и аккуратно собрать: кровь, волосы, осколки стекла, пыльцу и многое другое. Книга знакомит читателей с ходом расследования самых резонансных британских преступлений и раскрывает неизвестные детали дел. Среди них — дела принцессы Дианы и Йоркширского потрошителя. Во время чтения становится ясно, насколько сложна криминалистика: чтобы реконструировать ход совершения преступления и раскрыть правду о том, что на самом деле произошло, специалистам необходимо не просто быть предельно внимательными к деталям, но также уметь мыслить нестандартно.

С разрешения издательства публикуем фрагмент книги.

 

Кровь делится на группы на основании присутствующих в ней различных химических веществ, которые могут быть представлены в разных формах, и классифицируется в соответствии с тем, в какой именно форме (формах) в ней содержится каждое из них. Такая классификация называется системой групп крови. Самая старая — система AB0, в соответствии с которой у каждого человека имеется одна из четырех групп крови — 0, A, B или AB, они же первая, вторая, третья и четвертая соответственно, определяемые в зависимости от наличия тех или иных генетически задаваемых антигенов. Среди множества других систем групп крови, имеющихся в распоряжении криминалистов, в 1970-х и 1980-х годах чаще всего использовались системы PGM (фосфоглюкомутаза), EAP (кислая фосфатаза эритроцитов) и Hp (гаптоглобин).

В PGM-системе выделялось десять групп крови, а также несколько редких вариаций, которые в этом случае можно не рассматривать. Каждой из групп было присуще наличие одного или двух из четырех различных факторов крови, известных как 1+, 1−, 2+ и 2−. Фермент EAP включает в себя всего три фактора — A, B и C, что дает шесть различных групп крови: A, B, C, BA, CA и CB. Белок же Hp присутствует всего в двух формах, 1 и 2, что дает три разные группы крови: 1, 2 и 2-1.

Можно было установить, в какой именно форме (формах) каждое из этих веществ присутствовало в крови отдельно взятого человека, после чего сказать, мог или не мог образец крови, обнаруженный на месте преступления, принадлежать этому человеку. Вместе с тем нельзя было с такой же уверенностью заявлять, действительно ли эта кровь принадлежала кому-то конкретно. Другими словами, любого конкретного человека можно было лишь исключить, но не однозначно идентифицировать как источник конкретного биологического материала.

Анализ следов крови, известный просто как АСК, — другая сторона медали. Изучение размера, формы и плотности пятна крови вкупе с его месторасположением часто предоставляет ценную информацию о ее возможном происхождении. Таким образом, АСК — один из самых полезных инструментов для понимания того, что именно произошло на месте преступления, для выявления цепочки событий.

Существует три основных типа следов крови, которые могут о многом рассказать, если уметь правильно их интерпретировать. Кровь, накапавшая из раны, с пальцев или орудия преступления либо ритмично бившая струей из поврежденной артерии, оставляет характерные пятна и брызги, как правило, большого размера. При выстреле, ударе, пинке или использовании тупого предмета кровь разбрызгивается более мелкими каплями. Пятна и брызги крови при этом имеют характерные форму и размер и могут дать представление о примерном положении жертвы в момент нападения, количестве нанесенных ударов, а иногда даже и о форме орудия преступления. При прямом контакте предмета или человека в крови с какой-либо поверхностью на ней остаются смазанные следы и разводы либо кровавые отпечатки пальцев, подошвы или следы от ткани.

Как правило, на месте преступления обнаруживаются все три типа следов крови. Иногда к ним добавляются такие элементы, как запекшаяся кровь, указывающая на то, что нападение было совершено какое-то время назад, либо пузырьки воздуха в крови, говорящие о том, что она выделилась при кашле или чихании.

Брызги крови дают представление о положении жертвы в момент нападения и количестве нанесенных ударов.

Если первый удар при нападении не был чрезвычайно сильным — например, когда чью-то голову разбивают камнем, — он может лишь повредить кожу, открыв кровотечение. Лишь со вторым и последующими ударами кровь оказывается на предметах, окружающих жертву и преступника и оставляет характерные брызги. Речь идет о любых поверхностях, не только об одежде, поле и стенах.

Несмотря на то, в чем нас частенько пытаются убедить детективные романы, на деле невероятно сложно убрать все следы крови, оставшиеся после нападения. Порой важнейший ключ к разгадке удается обнаружить сразу же, как это было с одним делом, над которым мы работали в лаборатории (хотя, должна признать, этот пример — скорее, исключение). Подозреваемый считал, что тщательно замыл за собой все следы. Когда же полиция пришла к нему домой, он открыл им дверь в очках, на оправе которых были крошечные пятнышки крови. Очевидно, сам он крови не видел, но арестовавшие его полицейские сразу же ее заметили.

Одно интересное дело, над которым я работала в Уэтерби, наглядно проиллюстрировало, насколько значимую роль играют следы крови, а также то, как важно лично побывать на месте преступления. Когда тело женщины с боковым ранением головы было обнаружено на придорожной стоянке[1] в нескольких милях от ее дома, полиция поначалу решила, что ее могло ударить боковое зеркало заднего вида грузовика, когда она шла в темноте вдоль дороги. Когда же полицейские отправились к ней домой, чтобы сообщить о случившемся ее мужу, у них появились некоторые сомнения.

Представляя к тому времени в суде уже не одно дело, я все еще училась работе на месте преступления: на что следует обращать внимание, как выбирать предметы для более тщательного изучения, как лучше брать образцы с поверхностей, которые нельзя перевезти в лабораторию, например, с пола или со стены. Итак, я отправилась в дом, где жила эта женщина, в качестве помощника более опытного криминалиста по имени Питер Грегори. Когда мы приехали, муж погибшей всё еще был там, и пока он общался в гостиной с полицейскими, мы в прихожей начали расследование.

На стенах помещения были рельефные обои с древесной щепой между слоями — мы еще называли их ослиным завтраком. На такой неровной поверхности было очень сложно разглядеть любые пятна или изменения цвета. Однако после внимательного изучения я обнаружила на них несколько очень маленьких брызг, которые могли быть кровью. А когда еще более тщательно осмотрела обои с помощью одной из очень мощных ламп для освещения места преступления, увидела и другие пятна.

Для крови обычно делается два вида предварительного анализа. В первом случае используется лейкооснование малахитового зеленого (ЛМЗ), которым покрывается подозрительное пятно или след с последующим нанесением перекиси водорода. В случае активности последнего вещества, в достаточно большом количестве присутствующем в гемоглобине крови, бесцветное ЛМЗ окрашивается в яркий сине-зеленый цвет. Но поскольку активность перекиси водорода наблюдается и в других веществах, для подтверждения того, что перед нами действительно кровь, требуются дополнительные исследования. Альтернативный метод предварительного анализа — тест Кастла — Мейера (КМ). Там вместо ЛМЗ используется фенолфталеин, который при наличии гемоглобина приобретает насыщенный малиновый оттенок.

В Уэтерби мы, как правило, отдавали предпочтение ЛМЗ-тесту (я пользуюсь им и по сей день). Слегка потерев одно из пятен на стене кончиком сложенного диска из фильтровальной бумаги, я развернула его и капнула по центру немного ЛМЗ. Если бы цвет сразу же поменялся, я бы поняла, что это пятно было не от крови, а от какой-нибудь краски или ржавчины, вступившей в реакцию с реагентом, поэтому подождала несколько секунд. Ничего не произошло, и я капнула перекисью водорода — мокрый участок фильтровальной бумаги окрасился в отчетливый сине-голубой цвет.

Для однозначного подтверждения того, что пятна на стене были действительно от человеческой крови, нужно было провести дополнительные анализы в лаборатории. Тем временем мы взяли образцы обоев с брызгами крови, закончили осмотр прихожей и отправились в гараж, где, по словам полиции, был обнаружен ковер.

Беглый осмотр на месте показал, что ковер был частично мокрым, и от него исходил легкий запах чистящего средства. Кроме того, на этом же участке мы заметили несколько волос, которые могли представлять интерес. Позже, более тщательно исследовав ковер в лаборатории, мы смогли подтвердить: на нем есть следы крови. Кроме того, мы сопоставили обнаруженные на ковре волосы с волосами женщины, чье тело было найдено на придорожной стоянке. На допросе в полиции муж покойной сказал, что незадолго до этого у жены произошел «инцидент во время менструации». Это было правдоподобное объяснение, или, во всяком случае, могло бы быть, если бы не то, что мы обнаружили, когда соотнесли всю полученную информацию.

С учетом положения, занимаемого ковром в прихожей, судя по его форме, мокрое пятно на нем располагалось ровно под тем участком стены, где обнаружились небольшие брызги, которые, как мы теперь уже точно знали, были кровью. Более же значимым, с нашей точки зрения, было то, что характер брызг указывал: кровь была разлита — из миски, например, — а не вытекла сама, как это было бы при менструации. Кроме того, кровь была обнаружена и на обуви мужчины. Когда же полиция допросила его повторно, он внезапно вспомнил, как однажды они вместе с женой дурачились в коридоре, она упала и ударилась головой о батарею.

Возможность лично посетить место преступления и увидеть следы крови на месте — важная составляющая любого расследования, и зачастую это позволяет составить довольно четкую возможную картину произошедшего. Хоть результат того дела мне и неизвестен, кажется, в итоге нам удалось собрать достаточно веские доказательства того, что мужчина убил свою жену и выбросил ее тело на придорожной стоянке.



[1] Площадка, служащая расширением дороги, которая предназначена для длительной стоянки транспорта — как правило, грузового. — Прим. пер.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.