28 января 2023, суббота, 01:04
VK.comTwitterTelegramYouTubeЯндекс.ДзенОдноклассники

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

08 апреля 2020, 18:30

Краткий курс макроэкономики

Издательство «Манн, Иванов и Фербер» представляет книгу профессора Гарвардской школы бизнеса Дэвида Мосса «Краткий курс макроэкономики» (перевод Эльвиры Кондуковой).

В книге автор делает упор на принципы и взаимосвязи в макроэкономике, а не на математические модели. Научным, но доступным языком он рассказывает об основах предмета – от ВВП и ВНП до валютных курсов и инфляции.

Предлагаем прочитать фрагмент главы «Краткая история денег и монетарной политики в США». В нем идет речь о создании Федеральной резервной системы и постепенном движении к отмене «золотого стандарта».

 

Золотой стандарт: саморегулируемый механизм?

Хотя многие обозреватели в настоящее время считают фиксированный валютный курс одной из грубых форм вмешательства государства в экономику, сразу после внедрения его воспринимали совсем иначе. Действительно, фиксированный по отношению к золоту и серебру обменный курс был наименее агрессивной формой государственного регулирования. Он не доводил до таких крайностей, как отказ от внедрения какой-либо общей единицы учета, или средства обмена, или чего-либо подобного.

Даже при отсутствии центрального банка предполагалось, что фиксированный обменный курс удержит экономику в равновесии — причем функционируя в автоматическом режиме. Если национальная экономика начинает «перегреваться» и в стране растут темпы инфляции (роста цен), это приводит к возрастанию импорта (поскольку цены на аналогичные товары за рубежом немедленно покажутся более привлекательными, чем внутри страны) и сокращению экспорта (по той же причине). По мере ухудшения торгового баланса драгоценные металлы будут вывозиться за пределы страны, поскольку зачастую считается, что импортеры платят за приобретаемые товары золотом и серебром. Поскольку внутреннее денежное предложение непосредственно связано с драгоценными металлами, то предполагалось, что оно сократится одновременно с сокращением внутренних резервов драгоценных металлов. В свою очередь, сокращающееся денежное предложение должно способствовать сдерживанию цен, тем самым препятствуя разворачиванию инфляционной спирали. И наоборот, если внутри страны снижается уровень цен и наблюдается дефляция, то и торговый баланс улучшается, золото поступает в страну, предложение денег растет, а цены опять снижаются до приемлемого уровня. По крайней мере считается, что механизм должен функционировать именно так.

Однако на практике система не всегда возвращается в состояние равновесия так быстро, как должна бы. Жесткая привязка доллара к золоту не гарантирует стабильности цен, поскольку золотой запас — а следовательно, и его цена — сам по себе нестабилен. На протяжении большей части 1880-х и 1890-х гг., когда мировой запас золота возрастал очень медленно, общий уровень цен в США снижался. Поскольку цена золота росла (по причине его редкости), то выраженные в золоте цены практически всех остальных товаров падали.

Будучи уверенным, что продолжающаяся дефляция душит экономику, кандидат в президенты Уильям Дженнингс Брайан в 1896 г. начал денежную реформу, заявив: «Вам не удастся распять человечество на золотом кресте». По иронии судьбы тогда человечество уже стояло на грани резкого скачка предложения золота. Уровень цен начал расти в следующем году, и тенденция сохранялась на протяжении более десяти лет[1].

К 1913 г. один из ведущих американских экономистов Ирвинг Фишер настолько обеспокоился нестабильностью цен, что предложил радикальную реформу, известную как «стабилизация доллара». По мере того как цена золота по отношению к другим товарам снижалась, золотое содержание доллара должно было пропорционально повышаться, в результате чего его курс по отношению к другим товарам оставался бы стабильным. И наоборот, в соответствии с идеей Фишера, когда цена золота по отношению к другим товарам растет, то золотое содержание доллара следует пропорционально снизить, опять-таки для того, чтобы гарантировать стабильность обменного курса доллара по отношению к другим товарам.

Таким образом, курс доллара не будет подвержен колебаниям, а общий уровень цен (а значит, и стоимость жизни) стабилизируется. Сам Фишер так прокомментировал свою идею: «Надо превратить доллар в фиксированную меру стоимости покупательной способности»[2].

Создание Федеральной резервной системы

Хотя правительство отказалось реализовать идею Фишера на практике, она, безусловно, приблизила проведение глобальной монетарной реформы. Серьезная банковская паника в 1907 г. убедила экономистов и политиков, что необходимо создать какую-то новую структуру и наделить ее полномочиями по выпуску валюты по своему усмотрению. В 1914 г. была создана Федеральная резервная система (или ФРС, «Фед») — центральный банк США. Ее создатели надеялись, что она сумеет удовлетворить сезонный спрос на деньги, а также выступить в роли «кредитора последней инстанции» для коммерческих банков во времена финансовых потрясений.

В предшествующие годы процентные ставки зачастую скакали как сумасшедшие, реагируя на сезонные изменения спроса на деньги и периодически взлетая на невероятную высоту во времена банковской паники. Поскольку денежное предложение отличалось абсолютной негибкостью, ведь оно было жестко привязано к количеству золота в стране, постольку колебания спроса на деньги (например, в период сбора урожая) могли привести к резким колебаниям в уровне процентных ставок.

Предполагалось, что создание ФРС решит проблемы, сделав денежное предложение более эластичным. В период резкого всплеска денежного спроса ФРС могла просто увеличить денежную массу в обороте и удовлетворить потребность в деньгах; когда же спрос снижался, то ФРС сокращала эмиссию денег. Первоначально для вбрасывания денежной массы (или, наоборот, ее изъятия) в экономику ФРС, в основном, использовала свое дисконтное окно, одновременно снижая ставку рефинансирования, если требовалось побудить коммерческие банки более активно кредитоваться и тем самым увеличивать денежное предложение в экономике. Если же требовалось заставить коммерческие банки сократить объем привлекаемых кредитов и тем самым замедлить темпы роста денежной массы или даже способствовать ее уменьшению, то ФРС повышала ставку рефинансирования. Многие считали, что тем самым ФРС сможет сгладить циклические колебания в экономике.

Хотя ФРС решает вопрос об объеме эмиссии по собственному усмотрению, но всё же абсолютной свободы решения у нее нет. Законодательство требует, чтобы ФРС держала золотой запас, равный по меньшей мере 40 % объема выпущенной в обращение денежной массы, а также обеспечивала свободный размен национальной валюты на золото по долгосрочной ставке 20,67 долл. за унцию. Значит, если валютные трейдеры считают, что в обращение выпущено слишком много денег — тогда реальный обменный курс доллара на золото больше не соответствует установленному золотому содержанию, — то они будут интенсивно обменивать доллары на золото в ФРС. Как только золотой резерв приближался к минимальной отметке 40 % от объема эмиссии, у ФРС возникала необходимость поднимать ставку рефинансирования, чтобы связать денежную массу и сделать доллар более привлекательным. Таким образом, золотой стандарт по-прежнему рассматривался как обязательное условие финансовой дисциплины — средство контроля за избытком денежной массы в обращении и мощное оружие против инфляции.

К началу 1930-х гг., однако, многие аналитики пришли к выводу, что золотой стандарт — слишком сильный рецепт финансовой дисциплины. Даже когда экономика вступила в полосу Великой депрессии и уровень безработицы рос не по дням, а по часам, ФРС не предприняла мер по снижению ставки рефинансирования до адекватного уровня. Более того, в 1931 г. ФРС ее даже повысила — и всё для того, чтобы не провоцировать атаку на золотой резерв. Если бы Уильям Дженнингс Брайан был жив, он наверняка бы повторил свое знаменитое изречение про Америку, распятую «на золотом кресте».

В 1933 г. президент Франклин Рузвельт резко сократил сферу действия золотого стандарта, обязав частных лиц сдать принадлежащее им золото (за исключением ювелирных изделий) в банки, прекратив тем самым практику обмена долларов на золото. Кроме того, были признаны недействительными условия всех контрактов, оговаривавшие проведение расчетов в золоте. Рузвельт также девальвировал доллар по отношению к золоту, подняв стоимость унции золота в долларах с 20,67 до 35 долл. Профессор Гарвардской школы бизнеса Артур Дьюинг был настолько разочарован политикой Рузвельта, что с самого начала отказался сдавать свое золото в банк и, как говорят, чуть ли не пошел в тюрьму в знак протеста[3]. Хотя международный золотой стандарт в несколько модифицированном виде был восстановлен после Второй мировой войны, но продолжал терять популярность и был окончательно отменен в начале 1970-х гг. И потом курс доллара на международных валютных рынках стал плавающим.



[1] Хотя попытки прогнозировать динамику цен — путем мониторинга цен на большую корзину товаров — предпринимались начиная с 1806 г., первые серьезные попытки проанализировать обширную базу данных по ценам в США в виде индексов были сделаны директором Монетного двора Горацио Бурчардом в 1881 г. Бюро переписи населения, относившееся к Министерству торговли США, Historical Statistics of the United States, Colonial Times to 1970, no. 1 (Washington, DC: GPO, 1975): 183.

[2] Irving Fisher, “A Remedy for the Rising Cost of Living: Standardizing the Dollar,” American Economic Review 3, no. 1 (Supplement, March 1913): 20.

[3] Интервью автора с Альбертом Гордоном 22 октября 2003 г., Нью-Йорк.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2023.