НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

18 марта 2021, 20:00

The New York Times — о ситуации с AstraZeneca и подорванном доверии к вакцинации у европейцев

Mat Napo / unsplash

Европейское агентство по лекарственным средствам (ЕМА), вероятно, объявит вакцину AstraZeneca безопасной. Но захочет ли кто-нибудь прививаться ею после паники на этой неделе? Пересказываем статью The New York Times.

Говорят, что Европейский Союз укрепляется в кризисах. Попытка блока разработать скоординированную программу вакцинации проверила эту теорию: приостановка вакцинации препаратом AstraZeneca во многих странах грозит превратить повсеместный беспорядок в полный провал. 

«У меня такое ощущение, как будто нас используют как подопытных кроликов, — сказала 21-летняя Хади Балло, студентка юридического факультета из южного французского города Монпелье. — Я бы не стала делать прививку AstraZeneca, даже если она будет снова одобрена».

Кажется вероятным, что главный регулятор Евросоюза, Европейское агентство по лекарственным средствам, быстро объявит вакцину AstraZeneca безопасной, но миллионы европейцев были потрясены новостями об образованиях тромбов после прививки и впредь будут больше сомневаться в вакцинации. «До этого я была полностью за вакцины, — сказала 62-летняя Мария Грация Дель Перо, работающая в сфере туризма в Милане. — Но теперь я бы не стала бы делать AstraZeneca, потому что это слишком похоже на игру в русскую рулетку».

Обеспечение вакцинами 450 млн жителей ЕС — непростая задача, тем более, что до пандемии у блока никогда не было скоординированной политики в области здравоохранения. Но бюрократические проволочки и неразбериха с закупкой вакцин у фармацевтических компаний, за которыми последовала медленная авторизация, проблемы с поставками, а теперь еще и внезапная паника из-за AstraZeneca, заставили европейские правительства занять оборонительную позицию, а европейцы начали колебаться.

Во Франции правительство перешло от восхваления вакцины AstraZeneca несколько дней назад к приостановке ее использования. Реакция общества на эту путаницу проявилась почти мгновенно, хотя правительство и настаивает на том, что нет никаких доказанных медицинских причин для страха. Опрос института Elabe, опубликованный 16 марта, показал, что только 20% французов теперь доверяют вакцине AstraZeneca, 58% скептически настроены и 22% еще не определились. «Я доверяю AstraZeneca и вакцинам в целом», — сказала председатель Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен во время конференции в Брюсселе. Но успокаивающие слова могут не убедить европейцев. 

Премьер-министр Франции Жан Кастекс попытался укрепить пошатнувшуюся уверенность и заявил, что сам получит вакцину AstraZeneca, «как только будет дан зеленый свет». Раньше он не говорил об этом.

«Доверие итальянцев глубоко подорвано не только к вакцине AstraZeneca, но и к властям, — говорит ведущий итальянский вирусолог Роберто Буриони. — Эти внезапные и необъяснимые изменения в решениях вызывают беспокойство повсюду». Даже одобрения Европейского агентства по лекарственным средствам, вероятно, будет недостаточно, считает Буриони.

Опасения по поводу укола основаны на небольшом количестве людей, у которых после прививки появились тромбы или аномальное кровотечение. Но исследователи и регуляторы говорят, что они не находят никаких доказательств связи этих симптомов с прививкой. Сама AstraZeneca на этой неделе заявила, что 17 млн человек, получивших вакцину, наоборот менее склонны к появлению тромбов, чем население в целом. 

Европейские страны во главе с Францией и Германией разрывались между желанием избежать того, что они называют «вакцинальный национализм», и осознанием того, что Европейский Союз не был полностью готов к операции такого масштаба. Интеграция политики блока в области здравоохранения была ускорена с возможными долгосрочными выгодами, но были также потеряны жизни.

Британия продвигается вперед с вакцинацией — в стране уже привиты 26 млн человек, что более чем в три раза превышает показатель Франции. Это раздражает соседей, особенно учитывая недавний выход Британии из ЕС. Некоторые европейцы задаются резонным вопросом, как так получилось.

Доверие уже давно стало центральной проблемой во Франции, где с конца прошлого года широко распространился скептицизм по отношению к вакцинам против коронавируса. В декабре о готовности сделать прививку заявили менее половины жителей. Это число, согласно опросу Harris Interactive, выросло до 64% в начале этого месяца, то есть еще до неудачи AstraZeneca. Но даже тогда доверие к вакцине AstraZeneca было ниже (43%), а сейчас этот показатель еще сократился вдвое.

В Германии ситуация едва ли лучше, хотя уровень смертности от вируса был ниже, чем во Франции. «Остановка AstraZeneca максимизирует ущерб ее имиджу, который с самого начала преследовал ее, — сказал глава Немецкой ассоциации врачей общей практики Ульрих Вайгельдт в интервью Funke media group. — Вакцинация — это вопрос доверия».

Доверие к вакцине остается довольно высоким в Британии, где ее получили миллионы людей, и даже на континенте многие европейцы, похоже, не затронуты страхами по поводу AstraZeneca. «Я определенно сделаю прививку вакциной AstraZeneca, если ее снова одобрят», — сказала 60-летняя Корин Таддеи, инструктор каратэ в Париже. Вакцины против коронавируса, по ее словам, — «единственный способ спасти нас и выйти из этой пандемии». 52-летняя учительница из Афин Мария Параскевула тоже осталась непоколебимой. «Я приму любую вакцину, AstraZeneca, Pfizer, мне все равно. Из того, что я слышала, вероятность возникновения каких-либо проблем минимальна. Всегда есть риск, но разве не больший риск просто ждать заражения?»

На прошлой неделе появились сообщения о том, что двое мужчин на Сицилии, итальянский военно-морской офицер и офицер полиции, умерли вскоре после укола AstraZeneca. После этого на сайте региона Тоскана было зарегистрировано 4100 случаев отмены вакцинации AstraZeneca за день — это примерно 12% людей, записанных на неделю вперед. Но через несколько дней на вакантные места записались другие итальянцы.

Этот беспорядок происходит в трудный момент, когда Европа сталкивается с тем, что французский премьер-министр Кастекс назвал «своего рода третьей волной» новых вариантов вируса, когда наступили истощение и депрессия, а также серьезные трудности. В конечном итоге восстановление экономики Европы после пандемии будет происходить гораздо медленнее, чем в Америке.

В условиях президентских выборов в следующем году французское правительство колеблется между дальнейшими ограничениями и предложениями о том, чтобы к 15 апреля начали открываться рестораны и был ослаблен комендантский час. Цель сделать хотя бы первую прививку 10 млн человек к середине апреля по сравнению с 5,6 млн сегодня теперь выглядит амбициозной, учитывая последствия паники AstraZeneca. Но французские власти настаивают на том, что это выполнимо, даже если вакцину AstraZeneca придется отозвать.

Спустя год после введения первых локдаунов в Европе конец кризиса кажется как никогда близким. «Я никогда не была антипрививочницей, — говорит учительница начальных классов Лаура Черчи из Флоренции, которая получила первый компонент AstraZeneca в начале марта. — Но вся эта неразбериха заставила меня задуматься, хочу ли я сделать второй компонент вакцины или нет. Путанные сообщения не укрепляют мою уверенность в вакцинах».

Госсекретарь по делам Европы при МИД Франции Клеман Бон Клеман Бон в одном из интервью защищал европейскую политику: «Есть ли у нас проблемы с вакцинацией в Европе? Да. Могли бы мы — Франция, Германия — решить эти проблемы на национальном уровне, ведя войну за получение вакцин? Я в это не верю».

Обсудите в соцсетях

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
VK.com Facebook Twitter Telegram Instagram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.