НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

Другая история. Сексуально‑гендерное диссидентство в революционной России

Полит.ру знакомит читателей с книгами, вошедшими в длинный список претендентов на премию «Просветитель.Перевод» 2022 года — в этом году в него вошли 16 книг по биологии, истории, физике и другим наукам. За выход в финал будут состязаться научно-популярные переводы с английского, немецкого и норвежского языков. Всего на конкурс было прислано более 120 заявок. Короткий список премии «Просветитель» будет объявлен в октябре 2022 года. Лауреатов книжных премий «Просветитель» и «Просветитель.Перевод», а также победителя в новой номинации «ПолитПросвет» наградят 22 декабря, в годовщину смерти основателя премий Дмитрия Борисовича Зимина.

Музей современного искусства «Гараж» опубликовал книгу британского историка Дэна Хили «Другая история. Сексуально гендерное диссидентство в революционной России» (пер. с англ. и науч. ред.: Татьяна Клепикова; выпускающий редактор Екатерина Суверина).

Книна стала первым объемным исследованим однополой любви в России, в котором анализируются скрытые миры сексуальных диссидентов в решающие десятилетия накануне и после большевистской революции 1917 года. Пользуясь источниками и архивами, которые стали доступны исследователям лишь после 1991 года, Дэн Хили изучает сексуальные субкультуры Санкт-Петербурга и Москвы, показывая неоднозначное отношение царского режима и революционных деятелей к гомосексуалам. Книга доносит до читателя истории простых людей, жизни которых были весьма необычны, и запечатлевает голоса социального меньшинства, которые долгое время были лишены возможности прозвучать в публичном пространстве.

Предлагаем прочитать один из разделов книги.

 

«Странный субъект» и политика царской эпохи в отношении сексуального диссидентства

В последние годы царского режима однополая любовь стала частой темой обсуждения в разнообразных контекстах. Художественные тексты и литературная критика, сатирические произведения, переводы иностранных трудов и апологетических сочинений приблизили этот вопрос к читающей публике и привнесли новые концепции и язык для описания взаимного эроса — как мужского, так и женского. Одновременно юристы анализировали, каким образом общества регулировали эту любовь в прошлом и в настоящее время. Этот анализ служил основой их предложениям по введению в Российской империи более справедливого законодательства, регулирующего половую сферу, которые они выносили на суд своих коллег и широкой общественности. Марксисты держались в стороне от этого потока обсуждений, но их изредка звучавшие заявления о грядущей сексуальной революции имели большое значение для вопроса гомосексуальности.

Защита однополой любви шла успешнее всего в русской литературе. Ни в одной европейской стране до 1914 года не было более оптимистичного и уверенного описания гомосексуального героя, чем в широко разошедшейся повести Михаила Алексеевича Кузмина «Крылья» (1906)1. Это была первая в мире современная повесть о каминг-ауте со счастливым финалом. В этом автобиографичном произведении Кузмин рассказывает о жизни Вани, юноши из Петербурга, принадлежащего к среднему классу, который постепенно осознает свою непохожесть и силится понять себя. Повествование представляет собой сплав элементов местной гомосексуальной субкультуры, философии фундаменталистских старообрядческих сект и основ классицизма с космополитизмом. Всё это призвано оттенить специфику эмоциональных и интеллектуальных исканий Вани — и самого Кузмина — на пути к принятию себя. Для тех читателей, которые принадлежали к гомосексуальной субкультуре Петербурга и Москвы, знакомые реалии русской жизни в повести отражали их собственный опыт и тем самым делали эту повесть весьма ценной не только с точки зрения литературы. «Крылья», по словам Саймона Карлинского, стали «катехизисом», воспевающим, как в 1912 году определил поэт Николай Гумилёв, «взгляды и чувства целого круга людей, объединенных общей культурой и по праву вознесенных на гребне жизни»2. Гумилёв понимал и политическую направленность повести, и статус Кузмина как выразителя «общей культуры» однополой любви. «Крылья» имели скандальный успех, моральные установки повести отличались от западноевропейских аналогов того времени и подчеркивали, в отличие от последних, бескомпромиссно позитивную оценку однополой любви в русском культурном ландшафте3.

Менее успешной у публики, но часто упоминаемой в качестве эквивалента «Крыльев», воспевающего «лесбийскую любовь», стала повесть Лидии Зиновьевой-Аннибал «Тридцать три урода», опубликованная в 1907 году4. По жанру это дневник, состоящий из серии мелодраматичных записей, принадлежащих анонимной рассказчице. Он повествует о лесбийских отношениях между автором дневника, женщиной удивительной красоты, и ее возлюбленной, известной актрисой по имени Вера. Их любовь изображена истеричной, полной слез и страсти, но их связь обрывается, когда Вера намеренно приносит предмет своего счастья в жертву апроприирующему взгляду тридцати трех художников-мужчин. Тридцать три портрета автора дневника, которые они пишут, запечатлевают ее красоту (останавливая ее во времени, как было с Дорианом Греем), но в процессе также преображают ее в «любовницу» и «проститутку». Вере приходится дорого заплатить за свое «великодушие» и вместо того, чтобы терпеть потерю своей бисексуальной подруги, остановившейся в своем выборе на мужчинах, она предпочитает покончить жизнь самоубийством. Диана Льюис Бургин полагает, что произведение Зиновьевой-Аннибал посвящено в равной степени и искусству, и лесбийской любви, однако скандальность сюжета (который вышел непосредственно вскоре после «Крыльев») принесла повести известность как первому в русской литературе произведению, посвященному лесбийской любви5. В отличие от повести Кузмина о мужской любви, в «Тридцати трех уродах» ощущается сильное влияние иностранной (особенно французской) лесбийской лексики. Кроме того, в той изысканной обстановке из подушек и ковриков, в которой разворачивается действие повести, мало русского. Пессимизм и удушающий маскулинный взгляд, которые в повести стали основой уничтожения любви двух женщин, подчинялись формуле космополитичного литературного декаданса. Как заметила Зинаида Гиппиус, «Тридцать три урода» не стали ничьим «катехизисом» и не содержат правды о женщинах6.

Несколько позже, в 1915 году, искренне лесбийский поэтический голос зазвучал в стихах Софии Парнок, но критики, у которых не было в арсенале языка для оценки ее наиболее откровенных стихов, наполненных любовью к женщинам, встретили ее произведения «молчанием» и «испугом»7. Своим творчеством Парнок отвергала салонные условности литературной гомосексуальности, возникшие и практикуемые в основном в салонах Петербурга и выведенные на сцену благодаря чрезвычайно эстетизированным произведениям вроде повести Зиновьевой-Аннибал.

Экспериментаторы с нетривиальными сексуальностями и гендерами пропитывали атмосферу литературных салонов царской столицы, расцвечивая тему однополой любви и окрашивая гендер в экзотические и мистические цвета. Декаданс, эстетический стиль, господствовавший в Европе, наложил печать на культуру русской литературы, а сексуально-гендерное диссидентство было весьма существенной (хоть и противоречивой) частью этого стиля8.

Литературоведы и историки уже обрисовали черты русского декаданса и его интереса к трансгрессии границ пола и гендера. Но до сих пор мало что было сказано о текстах вне художественной литературы, в которых брались под защиту трансгрессивные сексуальности. Отчасти это объясняется тем, что в России таких работ вышло сравнительно немного и они стали библиографическими раритетами, которые до недавнего времени были заперты в фондах «спецхрана», в результате чего у исследователей не было к ним доступа. Другие книги подобного рода были переводами зарубежных текстов. Тем не менее читающая публика, интересовавшаяся вопросами пола и не придававшая особого значения иерархии жанров, по-видимому, жадно поглощала эти труды и переводы текстов об однополых отношениях. Эти издания давали тем читателям, которые не были почитателями модернистского авангарда, доступ к новому языку описания и понимания однополой любви.

Одним из заметных трудов по данному вопросу, написанных в России вне рамок художественной литературы, стала книга под заглавием «Люди среднего пола», вышедшая в 1908 году. На титульном листе в качестве имени автора значилось: «П. В. Ушаковский (Псевдонимъ)». На 226 страницах для юристов, врачей, взволнованных родителей «странных субъектов» и просто «всякого образованного человека» было систематизировано все, что могло помочь читателю «приобрести надлежащий и вполне научный взгляд на однополую любовь», согласно новейшим европейским теориям9. Этот популярный справочник открывался обзором медицинских объяснений «гомосексуальности» — от теории «женской души в мужском теле» Карла Ульрихса до психопатологической модели Рихарда фон Крафт-Эбинга и психоаналитической типологии Зигмунда Фрейда. Книга содержала важные отрывки из автобиографических свидетельств из «психологии извращенного», включая письма итальянского «инверта» к Эмилю Золя10, рассказы о посещениях берлинских ресторанов и мест встреч для «уранийцев» (мужчин-гомосексуалов), а также описания ежемесячных собраний Научно-гуманитарного комитета Магнуса Хиршфельда, основанного в 1897 году с целью эмансипации гомосексуалов12. Медико-юридические описания мужской проституции в европейских столицах были взяты у Поля Бруарделя и Альберта фон Шренк-Нотзинга13. Британская экспертиза в данном вопросе была представлена биографиями «инвертов», первоначально опубликованными Генри Хэвлоком Эллисом, за которыми следовал обширный отрывок из отчета Андре Раффаловича о суде над Оскаром Уайльдом14. После объемной главы, переполненной цитатами из Альберта Молля, Шарля Ферре и Ивана Блоха о «двуполых извращениях», Ушаковский завершал эту подборку резюме об «общем взгляде на людей среднего пола», вновь цитируя Крафт-Эбинга, Эдварда Карпентера, Хиршфельда и Блоха.

На первый взгляд этот раннеспелый справочник не отличался особой оригинальностью, но он давал читающей российской аудитории переводы удивительного числа ключевых работ того времени, посвященных гомосексуальности, многие из которых были написаны в духе эмансипации. Содержащееся в заключении воззвание к толерантности, написанное русским автором для русских читателей, переносило эти идеи в отечественный контекст. Ушаковский в нем отошел от собирательного подхода, характеризующего остальные части книги, и не только настаивал на декриминализации однополых отношений в России, но и требовал рассматривать их как естественную составляющую человеческой сексуальности. Законодательство против однополой любви было не только противно логике — невозможно было добиться его исполнения. «Закон должен защищать детей и сумасшедших и не допускать никакого насилия. Но то, что делают у себя в комнате два взрослых человека по взаимному согласию со своим телом, его не повреждая, не касается государства»15.

Заставлять людей «среднего пола» скрывать свою подлинную сущность от общества означало просто порождать зло. Стремясь замаскироваться гетеросексуальным браком, люди «среднего пола» превращали жизнь собственных супругов в трагедию и, возможно, порождали потомство с тяжелой наследственностью. Осознание того факта, что здоровые и нравственные люди страдают от своего «недостатка», заставит общество отказаться от мнения о порочности и антисоциальности всех проявлений однополой любви. Оперируя абстрактными терминами и избегая любых упоминаний о нарушении общественного порядка и проявления мужеложства в России (в частности, мужской проституции в банях), Ушаковский возвысил свои аргументы до позиции, построенной на принципах либерализма16.

В последние годы царизма русскому читателю стали доступны переводы европейских трудов о гомосексуалах, написанных самими же гомосексуалами. Знаменитое этнографическое описание «третьего пола Берлина» (Berlins Drittes Geschlecht) Магнуса Хиршфельда было опубликовано в России спустя всего лишь четыре года после его издания в Германии17. Русский перевод книги Генри Хэвлока Эллиса «Половое извращение» (Sexual Inversion), запрещенной в Англии, но изданной в США, вышел после 1909 года (без указания даты публикации)18. В 1916 году были изданы отдельной книгой, дозволенной военным цензором, статьи английского социалиста Эдварда Карпентера о «промежуточном поле» (intermediate sex)19. В трудах об однополой любви и в руководствах по половому вопросу целые главы представляли собой переводы работ известных европейских медицинских экспертов20. Кроме того, наряду с трудами крупных ученых не было недостатка и в откровенно коммерческих описаниях «извращенного мира», обычно выходивших из-под пера маргинальных медицинских мужей. Один из наиболее пикантных опусов о половых перверсиях, написанный французским врачом Жаном Фоконнеем, был издан на русском языке в Москве21. На страницах книги «сафистки» и «педерасты» образуют «всемирный союз порока»; женщины в Булонском лесу узнают друг друга «по квазимасонским знакам, по быстрому движению языка и губ»; мужчины способны отыскать себе подобных где угодно: «в Палермо, Лувре, в горах Шотландии, в Петербурге, в Барселоне»22. Космополитический порок мог привлечь читателей, но в 1908 году Московский Цензурный комитет (с 1912 года — Комитет по делам печати) добился возбуждения уголовного дела против издательницы Евдокии Коноваловой и нанятого ею переводчика за публикацию шести тысяч экземпляров этой книги, выпущенной «с ясно выраженной целью <…> популяризированья», а вовсе не презентации знаний о психиатрии23. Русские Фоконнеи — некоторые с более известными именами (а потому обладающие лучшей способностью спрятать тексты под покровом беспристрастной науки и тем самым избежать суда) — производили аналогичные произведения, которые, очевидно, достигали жаждущей их публики24.

Как и в других странах Европы, те жители Российской империи, которые испытывали однополое влечение, обращались к этим текстам в поиске ответов к пониманию себя. Ответы, которые они получали, далеко не всегда были обнадеживающими, но те данные, которые у нас имеются, позволяют предположить, что эта литература пользовалась достаточно широкой популярностью. Один армейский офицер вспоминал о своем первом физическом сближении с другим мужчиной, когда он сам еще гимназистом каждую ночь проводил в одной постели с товарищем по комнате (семинаристом). Страх, порожденный такого рода книгами, подвел черту под их отношениями. «В один прекрасный день он вернулся [откуда-то] домой и показал мне книгу (какую — не помню), где такие отношения, как у нас, назывались преступными и противоестественными. <…> Он поссорился со мной»25. Мужчина, который в 1912–1914 годах занимался проституцией на бульварах Москвы, вспоминал, что единственные две книги, которые он прочитал, были «Половой вопрос» Августа Фореля и «книга Молля о гомосексуальности». Он с удовлетворением говорил о себе как о «пасынке природы»26. Другая пациентка советского психиатра, «гомосексуалистка», очевидно, хорошо разбиралась в аргументах Хиршфельда, ратовавшего за толерантный подход к сексуальной аномалии, и принимала себя такой, какая она есть27. Солдат Красной армии, арестованный 15 января 1921 года на «вечеринке педерастов» в Петрограде, заявил, что он «читал много книг, пытаясь найти объяснение своему состоянию, и пришел к убеждению, что "с этим несчастным чувством [гомосексуальностью] родился он на свет"»28.

 

1. Впервые «Крылья» были опубликованы в 1906 году в известном литературном журнале «Весы», затем в 1907 году издавались отдельно в Санкт-Петербурге и неоднократно переиздавались до 1923 года. См. Karlinsky S. Death and Resurrection of Mikhail Kuzmin, p. 92–96; он же Russia’s Gay Literature and Culture: The Impact of the October Revolution, p. 354–355.

2. Гумилёв Н. Собрание сочинений. Washington, 1968, т. 4, с. 307, цитата по Karlinsky S. Death and Resurrection of Mikhail Kuzmin, p. 93, сноска.

3. Европейские художественные произведения о мужской однополой любви того времени почти всегда заканчивались деградацией и смертью или были полны морализаторства; см., например, Оскар Уайльд «Портрет Дориана Грея» (1890), в котором опиумная зависимость представляет гомосексуальность; Абель Акасиу де Алмейда Ботельо «Барон Лавоса» (Лиссабон, 1891); Андре Жид «Имморалист» (1902); Роберт Мусил «Душевные смуты воспитанника Тёрлеса» (1906); Томас Манн «Смерть в Венеции» (1912). Извинения Жида за гомосексуальность, сократические диалоги «Коридон» (написанные между 1907 и 1920 годами), распространялись в частном порядке в течение долгого периода их создания, и Жид постоянно колебался, стоит ли их публиковать; см. Hanna M. Natalism, Homosexuality, and the Controversy over Corydon in Merrick and Ragan Homosexuality in Modern France. New York: Oxford University Press, 1996. О малоизвестном романе Ботельо о гомосексуальной жизни в Лиссабоне см. Higgs D. Lisbon in Queer Sites: Gay Male Urban Histories, ed. D. Higgs. London: Routledge, 1999.

4. Зиновьева-Аннибал Л. Тридцать три урода. СПб., 1907.

5. Burgin D. L. Laid Out in Lavender, p. 183.

6 Рецензия Гиппиус на «Тридцать три урода» Зиновьевой-Аннибал в «Весах», № 7 (1907), с. 61, цитата по Burgin D. L. Laid Out in Lavender, p. 184.

7. Burgin D. L. Sophia Parnok, p. 137–138.

8. Лучшее общее введение в тему секса в литературе позднеимперского периода дает Engelstein The Keys to Happiness, p. 359–420. Для обзора произведений этой эпохи, в которой представлен положительный образ гомосексуальности, см. Karlinsky S. Russia’s Gay Literature and Culture, p. 354–356; о салонной культуре и гендерных диссидентах: Holmgren B. Stepping Out/Going Under, p. 233–234; переведенные на английский избранные произведения М. Кузмина, В. Иванова, Н. Клюева и других мужчин, внесших вклад в эту среду, можно найти в Moss Out of the Blue: Russia’s Hidden Gay Literature, p. 69–159.

9. Ушаковский П. В. Люди среднего пола, c. 7.

10 Первоначально опубликован как Le roman d’un inverti под ред. Dr. Laupts в Archives d’anthropologie criminelle, no 9 (1894), pp. 212–215, 367–773, 729–737; ? 10 (1895), ? 131–138, 228–241, 320–225. Об этом тексте см. Vernon A. Rosario, Inversion’s Histories/History’s Inversions: Novelizing Fin-de-Siиcle Homosexuality in Science and Homosexualities, ed. Rosario V. New York: Routledge, 1997.

12. Näcke P. A. Ein Besuch bei den Homosexuellen in Berlin // Archiv für Kriminalanthropologie und Kriminalistik, № 15 (1904). О полемике Нэке с французскими медицинскими экспертами по поводу однополой любви во Франции и Германии см. Rosario V. A. Pointy Penises, Fashion Crimes, and Hysterical Mollies: The Pederasts’ Inversions in Merrick and Ragan Homosexualities in Modern France, p. 165.

13. Brouardel P. Les attentats à la pudeur // Annales d’hygiène publique (August 1907); и также, возможно, von Schrenk-Notzing A. Beiträge zur forensischen Beurtheilung von Sittlichkeitsvergehen mit besonderer Berücksichtigung der Pathogenese psychosexueller Anomalien // Archiv fьr Kriminalanthropologie und Kriminalistik, № 1 (1898–99), pp. 5–25, 137–182.

14. Raffalovich M.-A. L’affaire Oscar Wilde // Archives d’anthropologie criminelle, № 10 (1895), p. 445–477. Русский эмигрант и лондонский денди Раффалович был близким другом Уайльда, пока они не поссорились в начале 1890-х годов; у него не было медицинского образования, но он много писал в этом журнале об «однополости» [unisexualisme] или гомосексуальности, см. Rosario V. A. Inversion’s Histories / History’s Inversions, p. 97–98.

15. Ушаковский П. В. Люди среднего пола, с. 213.

16. Ушаковский П. В, Люди среднего пола, с. 211–226. Подобно другим апологетам гомосексуальной любви, этот автор также стремился свести к минимуму роль «педерастии» (т. е. анального сношения) в «любовных отношениях между мужчинами, не способными любить женщин», с. 226.

17. Хиршфельд М. Третий пол Берлина. Документы большого столичного города, пер. Пирогова В. Н. СПб., 1908, впервые издано как Berlins Drittes Geschlecht. Берлин и Лейпциг, 1904. Похоже, что исчерпывающая работа Хиршфельда об однополой любви — Die Homosexualität des Mannes und des Weibes. Berlin: Louis Marcus, 1914 — на русский язык не переводилась, хотя копия на немецком языке хранится в Российской государственной библиотеке в Москве. Журнал Научно-гуманитарного комитета, издаваемый Хиршфельдом (Jahrbuch für sexuelle Zwischenstufen), за 1899–1918 годы хранится в Российской национальной библиотеке в Санкт-Петербурге. Несколько оттисков этого журнала хранятся в Государственной центральной научной медицинской библиотеке в Москве.

18. Элли Г. [Хэвлок Эллис] Половое извращение. Этюды половой психологии, пер. Флоринский И. Д. СПб.: Аскарханов Н. С., без даты. Это был перевод второго английского издания 1909 года. Флоринский переводил и другие работы по «сексуальной психопатии».

19. Карпентер Э. Промежуточный пол. Петроград: М. В. Пирожков, 1916. В этом издании были два портрета автора и длинное приложение с цитатами об однополой любви Эллиса, Альберта Молля и Крафт-Эбинга.

20. Psychopathia Sexualis Крафт-Эбинга была переведена на русский язык в 1887 и 1909 годах; Das Sexualleben userer Zeit in seinen Beziehungen zur modernen Kultur (1907) Ивана Блоха вышла в переводе на русский в 1910 и 1911 годах; Untersuchung über die Libido sexualis (1897) Альберта Молля перевели в 1910 году. Еще несколько сексологических исследований и подробности их публикации в России см. Engelstein L. The Keys to Happiness, с. 132 сноска).

21. Кофейнон Извращенный мир. Фоконней написал множество ярких трактатов под псевдонимами Кофейнон (Caufeynon) и Коффиньон (Coffignon) о сексуальных извращениях, переработав материалы других врачей; см. Sautman Invisible Women in Merrick J. and Ragan B. T., Homosexuality in Modern France, p. 186.

22. Кофейнон Извращенный мир, с. 37, 42.

23. В своей жалобе Цензурный комитет писал: «Может быть, для криминалиста и психопатолога необходимо знать тайны садомии, мазохизма, педерастии и быть осведомленными о том, каким образом предаются в Париже этим порокам, но распространение этой книги среди большой публики нельзя не признать крайне вредным ввиду ея порнографического характера». Заключение осудило публикацию как «не представляющую собой научной работы»: ЦГИАгМ, ф. 142, оп. 1, д. 2619, лл. 2–2 об, 33. Коновалова признала вину и получила штраф в размере пятидесяти рублей и десяти суток лишения свободы. Было приказано уничтожить весь тираж, но в материалах дела нет доказательств, подтверждающих это (копия книги хранится в Российской национальной библиотеке в Санкт-Петербурге).

24. Борисов А. Извращенная половая жизнь. Болезненные изменения половой сферы; Беков А. Извращенная половая жизнь. Жестокости полового чувства. СПб.: Коммер. Скоропечать, 1908; Ковалевский П. И. Психология пола. Ужасы разврата (Половое безумие). Лодзь: Мысль, 1911. О спросе на такие трактаты и их распространении за пределами медицинского сообщества см. Берштейн Е. «Psychopathia sexualis в России начала века: политика и жанр». Эрос и порнография в русской культуре / Eros and Pornography in Russian Culture, ред. Левитт М., Топорков А. М.: Ладомир, 1999.

25. Бехтерев В. М. О половых извращениях, как патологических сочетательных рефлексах, с. 1–26, цитата на с. 9. Этот инцидент, по-видимому, произошел примерно в 1899 году.

26. Белоусов В. А. Случай гомосексуала — мужской проститутки, с. 315. Крафт-Эбинг впервые использовал фразу «пасынки природы», чтобы описать однополых людей, практикующих однополую любовь в Psychopathia sexualis (2-е изд.), p. vi.

27. Судя по твердости, с которой он настаивал на их опровержении, ее психиатр, похоже, слышал эти аргументы от своего пациента; Скляр Н. И. О происхождении и сущности гомосексуализма, 1919–1923. См. Похожий случай в Судомир А. К. К казуистике и сущности гомосексуальности, c. 375.

28. Протопопов В. П. Современное состояние вопроса о сущности и происхождении гомосексуализма, c. 52.

Ранее в рубрике «Медленное чтение» были представлены следующие книги, вошедшие в длинной список премии «Просветитель.Перевод»:

Алейда Ассман. Европейская мечта. Переизобретение нации / пер. с нем.: Борис Хлебников; редактор Сергей Кокурин. — М.: Новое литературное обозрение, 2022.

Карл Бергстром, Джевин Уэст. Полный бред! Скептицизм в мире больших данных / пер. с англ.: Елизавета Пономарева; научный редактор Надежда Чеботкова, литературный редактор Ольга Дергачева, ответственный редактор Юлия Константинова. — М.: Манн, Иванов и Фербер, 2022.

Нолан Гассер. Почему вам это нравится? Наука и культура музыкального вкуса / пер. с англ.: Алексей Михеев, Кира Михеева; редактор Алена Щекотихина, ответственный редактор Дарья Рыбина. — М.: КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2022.

Ральф Дарендорф. Соблазны несвободы. Интеллектуалы во времена испытаний / пер. с нем.: Марк Гринберг; редактор Сергей Кокурин. — М.: Новое литературное обозрение, 2021.

Майкл Ко. Разгадка кода майя: как ученые расшифровали письменность древней цивилизации / пер. с англ и науч. ред.: Дмитрий Беляев; литературный редактор Галина Беляева, ответственный редактор Ирина Борисова. — М.: Бомбора, 2021.

Сьюзан Линди. Разум в тумане войны. Наука и технологии на полях сражений / пер. с англ.: Наталья Колпакова; научный редактор Александр Гольц, редактор Вячеслав Ионов. — М.: Альпина нон-фикшн, 2022.

Дуглас Смит. Российская миссия. Забытая история о том, как Америка спасла Советский Союз от гибели / пер. с англ.: Евгения Фоменко; редактор Мария Нестеренко. — М.: CORPUS, 2021.

Крис Стрингер. Остались одни. Единственный вид людей на земле / пер. с англ.: Елена Наймарк; редакторы: Александр Туров, Екатерина Владимирская. — М.: CORPUS, 2021.

Карл Циммер. Живое и неживое. В поисках определения жизни / пер. с англ.: Мария Елифёрова; научный редактор Елена Наймарк, редактор Анастасия Ростоцкая. — М.: Альпина нон-фикшн, 2022.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.