4 февраля 2023, суббота, 21:22
VK.comTwitterTelegramYouTubeЯндекс.ДзенОдноклассники

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

09 декабря 2022, 18:00

Без границ

Издательство «Манн, Иванов и Фербер» представляет книгу китайского художника Ай Вэйвэя «Без границ» (перевод Ольги Терентьевой).

Работы известного художника и активиста Ай Вэйвэя можно найти в общественных местах множества стран, а известные музеи яростно соревнуются за его артефакты. Ай Вэйвэй вырос в Маньчжурии и Синьцзяне, куда был сослан его отец — китайский поэт и критик режима Ай Цин. Ай переехал в США, но был вынужден вернуться в Пекин в 1993 году, чтобы заботиться об отце, когда тот заболел. Ай Вэйвэй очень рано узнал, каково это — быть чужаком. Однако через свое искусство он трансформирует опыт экзистенциальной чуждости во что-то универсальное. Ай Вэйвэй делает выдающиеся эстетические заявления, в которых отражаются явления современности. Будь то архитектура или искусство инсталляций, социальные сети или документальные фильмы — Ай Вэйвэй использует весь спектр медиаформ, чтобы познакомить аудиторию с ценностями общества. В 2015 году он оказался в Берлине, как раз в то время, когда в город приехали сразу 80 тысяч беженцев, что подтолкнуло его к решению посетить лагеря беженцев по всему миру и созданию фильма Human Flow («Людской поток»).

В этой книге его воспоминания становятся исповедью, выходящей далеко за рамки искусства ради искусства: в ней настойчиво слышен призыв к мирному общению, дружелюбию и человечности. «Без границ» — книга о существовании между мирами, непреходящем чувстве чуждости, опыте беженцев и исчезающей человечности.

Предлагаем прочитать фрагмент книги.

 

Умение приспосабливаться к новому окружению и справляться со всеми сопутствующими трудностями, с которыми человечество сталкивалось с незапамятных времен, — это, наверное, важнейшая характеристика нашего развития как индивидуумов и общества в целом. Правда, здесь мы имеем в виду не только бегство, но и переселение. Хотя часто одно переходит в другое. И я ничуть не идеализирую подобные процессы: это явление, история которого исчисляется тысячелетиями, приводило и до сих пор приводит к войнам и изгнанию людей.

Однако, независимо от нашей трактовки, мобильность, а вместе с ней и увеличение возможностей выбора — все-таки часть человеческой культуры. И мы должны решить, как воспринимать подобные процессы, какие границы устанавливать.

При этом мы забываем, что нации — понятие относительно новое. Возникшие не так давно в ходе истории человечества, они кажутся мне чем-то временным, условным. И они еще будут развиваться — тем более давно понятно:

нации не всегда являются оплотом свободы — напротив, они часто ведут себя деструктивно и душат свой народ.

Давайте немного углубимся в эту тему.

 

Не только диктатуры ведут себя подобным образом. Даже кажущееся более или менее демократично структурированным государство не защищено от всякого рода зверств.

Это происходит за счет тех преимуществ, которые подобное государство создает для себя , притесняя недемократичные и экономически менее успешные страны. Столь вопиющие явления возникают, конечно, не в угоду какому-то политическому идеалу, а скорее, из-за стремления человека к наживе.

В таком случае даже кажущаяся легитимной демократия действует по законам джунглей. И даже если внутри государства царит определенный порядок, который ограничивает варварское начало в человеке, оно все равно найдет способ «проявиться», используя множество людей в других странах. Джозеф Конрад наглядно продемонстрировал это в своей повести «Сердце тьмы».

Многие из тех, кого притесняют на родине, устремились сюда, на Запад. Я не утверждаю, что западные страны виноваты во всех бедствиях, которые происходят в других частях мира, но давайте вернемся к основам: права человека нельзя поделить. Именно поиск тех самых базовых прав человека объединяет беженцев всех времен и народов. Это стремление связывает тех, кто спасается бегством, с людьми, которые не являются беженцами, — несмотря на все национальные, религиозные, этнические, гендерные или поколенческие различия.

Признание того, что люди изначально равны в своих правах, дает неизмеримый, но чрезвычайно конкретный шанс обеспечить спокойствие и мир в обществе. Иными словами, мы имеем «выгодную для всех участников ситуацию».

Так что же нужно сделать, чтобы добиться чего-то позитивного? Возможно, для начала отказаться от деления людей на категории, которое столь негативно влияет на наше мышление.

Ведь нам нравится делить беженцев на тех, кто спасается от войны и преследования, и тех, кто покинул свою страну, предположительно, только из экономических соображений.

Однако в подобной сепарации есть нечто в высшей степени своевольное. И почти никогда такое разделение не отражает действительности.

А сколько случаев, когда так называемая экономическая миграция происходит из-за политических репрессий!

Причем провоцируют такую миграцию коррумпированные, несправедливые общества, создавая у человека ощущение — или, что еще хуже, опыт — собственной бесправности, когда у тебя нет никакой надежды даже на минимальное социальное продвижение.

Что остается делать этим людям? Они пытаются защитить свою жизнь и ищут лучшего будущего для своих детей.

Возникает вопрос: неужели на твой дом должна упасть бомба, чтобы тебя признали «настоящим» беженцем?

Ни один из нас не должен мириться с подобным беззаконием. Война — последняя и наиболее радикальная фаза социальной несправедливости, но и ее многочисленные предпосылки тоже могут быть смертельно опасными.

И на это нельзя закрывать глаза. Тем более что вплоть до настоящего времени политика опирается на упомянутое искусственное разделение как на позорную тактику уклонения от ответственности. В лучшем случае речь идет о поразительном отсутствии воображения и знания человеческой природы.

Давайте будем честны: кто возьмет на себя груз ответственности и, схватив ребенка в охапку, скажет «поехали»? Не продиктованы ли эти действия ужаснейшими из обстоятельств? Те, у кого все хорошо, остаются дома.

Неужели кто-то искренне думает, что беженцы проделывают весь этот рискованный путь просто потому, что им так захотелось?

Для некоторых политиков беженцы, ищущие защиты, — это нечто среднее между террористами, бомжами и попрошайками. Выражая такое мнение, политики надеются заполучить побольше голосов на выборах, но лишь запугивают и дестабилизируют общество.

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2023.