26 ноября 2022, суббота, 15:01
VK.comTwitterTelegramYouTubeЯндекс.ДзенОдноклассники

НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

02 декабря 2003, 10:33

Суды на выборах – инструмент для избранных

С сегодняшнего дня суды уже не могут рассматривать вопрос о снятии кандидатов в депутаты Госдумы с предвыборной дистанции (точнее, в законе указано, что этого нельзя делать за «пять рабочих дней», но на прошлой неделе рабочей у судов была и суббота), таким образом заблокирован один из наиболее часто используемых механизмов для вневыборного решения судьбы будущих мандатов.

В этот процесс, как правило, вовлечены местные избиркомы, Центризбирком и суды – вплоть до Верховного суда РФ. Поскольку решение о допуске или снятии кандидата с регистрации, в особенности, если речь идет о фаворитах, становится определяющим для выборов в целом, оно, следовательно, не может не быть фактором политической борьбы. От того, кто окажется сильнее на этом игровом поле, зависит в первую очередь присутствие / отсутствие той или иной фамилии в избирательных списках, в рамках которых уже и будет произведен собственно выбор. Иногда, впрочем, наряду с этим суды влияют и на репутацию кандидата.

Избирательная кампания в Государственную Думу на данный момент ознаменовалась относительно небольшим количеством скандальных снятий. Самые громкие – Это Юрий Шефлер (СПС), Николай Луговской и Юрий Скуратов (КПРФ), региональные кандидаты Александр Руцкой и Андрей Клементьев и Анатолий Быков. Вчера Курганский областной суд удовлетворил требование облизбиркома, окончательно закрыв доступ в бюллетени для голосования уральскому бизнесмену Павлу Федулеву.

Многие значимые события происходили в последние дни. Из партийных списков первым кандидатом на вылет стал социал-национальный блок «Родина». С требованием отменить его регистрацию в ЦИК обратился гражданин, увидевший в объявлении вознаграждения за помощь в поимке Басаева из избирательного фонда использование блоком этого фонда не по целевому назначению. Обошлось – тем более, что никакого использования, конечно, так и не состоялось.

Зато на заседании ЦИК 26 ноября удалось провести обращение в Верховный суд с просьбой отменить регистрацию Николая Луговского (КПРФ), который, по данным ЦИК, предоставил о себе несколько устаревшие сведения, а также Юрия Шефлера (СПС) – совладельца компании «Союзплодимпорт», который объявлен Генпрокуратурой в федеральный розыск, за якобы поддельную подпись на заявлении о регистрации. Верховный Суд, конечно, прислушался к пожеланиям Центризбиркома.

Еще более бурной оказалась история с регистрацией кандидатов в президенты Башкирии, (выборы также состоятся 7 декабря). Из 10 претендентов к 1 ноября было зарегистрировано лишь 7 – башкирский ЦИК отказал в регистрации Нурмухамеду Хусаинову, Винеру Халилову, а также предпринимателю Сергею Веремеенко, который, по данным избиркома, превысил лимит финансирования своей кампании. Начались проблемы еще у одного кандидата в президенты – экс-топ-менеджера ЛУКойла, а ныне сенатора Ралифа Сафина. Центральная избирательная комиссия РФ отменила решения избиркома Башкирии об отказе от регистрации кандидатом в президенты Веремеенко. Отвечая на вопрос, как могут развиваться события, если в Башкирии проигнорируют решения ЦИК РФ, Вешняков не исключил даже возможности инициирования в суде вопроса о расформировании избирательных комиссий, которые принимают решения, «не основанные на законе». Тем временем, ЦИК Башкирии повторно отказался регистрировать Веремеенко. Тогда Центризбирком зарегистрировал Вермеенко собственной властью, вопрос о расформировании комиссии в судебном порядке так и не возник. У избиркома Башкирии оставалось еще одно средство воспрепятствовать регистрации: решение ЦИКа было обжаловано в Ленинском районном суде Башкортостана, который запретил регистрацию Веремеенко. Затем в противостояние местного и федерального избиркомов вмешалась более высокая судебная власть, и дело закончилось в Верховном суде Башкирии, который 24 ноября отменил решение Ленинского суда Уфы – Веремеенко был зарегистрирован окончательно.

Избирательная кампания в Башкирии – достаточно характерный случай. Использование административного ресурса с привлечением судов к вопросу о регистрации соперников особенно заметно на губернаторских выборах. До 2000 года этот инструмент политической борьбы не имел еще такого значения. То есть, за неточные сведения или незаконную агитацию при необходимости снимали всегда, однако наиболее стандартным этот инструмент на выборах в регионах стал именно в последние несколько лет. Хотя результат использования порой бьет по самим использующим.

На выборах в Курской области осенью 2000 года среди восьми зарегистрированных кандидатов реальных фаворитов, кроме действующего губернатора Александра Руцкого, не было. Все состоялось буквально в последний день перед выборами: накануне голосования в областной суд было подано пять исков. Иски на действующего губернатора области подали представитель президента Суржиков и мэр Курска Мальцев, сам же Руцкой обратился в суд с встречными исками на них. Еще одним ответчиком по иску Руцкого оказался депутат Госдумы от КПРФ Михайлов. Председатель суда выразил недоумение по поводу того, почему кандидатам понадобилось так оттягивать обращение в суд, однако пообещал успеть и успел. Выяснилось, что Руцкой якобы скрыл в своей декларации наличие у него автомашины «Волга», а также назвал приватизированной квартиру в доме, не прошедшем госкомиссию и потому считавшемся несуществующим. Суд снял Руцкого с выборов за 12 часов до начала голосования. К открытию участков его фамилия среди кандидатов уже не значилась. Ни у кого не вызывала особых сомнений санкционированность этого решения. Комментаторы долго гадали о причинах. Березовский вообще выдвинул мысль о том, что Путин отмстил Руцкому за то, что тот раньше прибыл к месту трагедии подводной лодки «Курск». Воспользовался снятием фаворита выборов, впрочем, отнюдь не ставленник власти, а коммунист.

В 2001 году были приняты поправки, лишающие суды возможности снимать кандидатов за день до голосования. Сразу вслед за этим прошли выборы в Приморье летом 2001 года. Из 13 кандидатов почти половина обладала неплохими шансами. Настоящая борьба развернулась за симпатии ключевых фигур – все еще влиятельного в крае экс-губернатора Евгения Наздратенко и полпреда Пуликовского. Первый распорядился своими симпатиями очень грамотно: на словах поддержал кремлевскую креатуру – заместителя полпреда Геннадия Апанасенко, потом пустил слух о поддержке промышленника Сергея Дарькина, но оставил большинство аналитиков в уверенности, что при этом остался на стороне своего бывшего вице-губернатора Валентина Дубинина. Пуликовский долго определялся в личных пристрастиях, отчего создалось впечатление, что Кремль в его лице мечется между Апанасенко и адмиралом Касатоновым, – в результате за неделю до выборов Касатонов снял свою кандидатуру, убедившись, что поддерживают все-таки не его. Между тем, экс-мэр Владивостока Виктор Черепков не терял голосов среди общего смятения и вышел во второй тур. Крайизбирком обвинил его в незаконной агитации за неоплаченное выступление на «Эхо Москвы». Черепков утверждал, что отстранили его незаконно, лишив регистрации, тогда как делать это можно было только в течение 10 дней со дня самой регистрации и, уж конечно, не после первого тура, объяснял, что выступал по радио не как кандидат, а как депутат. Тем временем вместо Черепкова компанию Дарькину во втором туре составил Апанасенко, который по итогам первого тура занял третье место. Однако никакая административная поддержка не помогла – победил Дарькин.

В Якутии выборы зимой 2002 года и вовсе оказались запутанными, как детективный роман. Поначалу не хотели регистрировать Михаила Николаева, претендовавшего на третий срок, в то время как опросы общественного мнения указывали именно на него, как на фаворита. Затем сняли за нарушение сроков регистрации еще одного кандидата в президенты, главу «республикообразующего предприятия» «АЛРОСА», Вячеслава Штырова. Решение, впрочем, было успешно опротестовано в Верховном суде России, обвинившем избирком в неправильном расчете сроков. Верховный суд Якутии, затягивая дело Николаева, параллельно снова снял Штырова, удовлетворив жалобу двух жителей Якутии на грубые нарушения, им якобы произведенные. Затем Николаев отказался от участия в выборах в пользу Штырова, которого поддержало «Единство» (одновременно с появлением слухов об его уходе из «АЛРОСА»). Наконец, Верховный суд России восстановил Штырова в кандидатах, и тот победил. В побочной сюжетной линии детектива Штыров с Николаевым встречались с президентом Путиным, который, проводя совещание по развитию алмазной отрасли, наградил главу «АЛРОСА» почетным знаком за восстановление Ленска. В еще одной сюжетной линии было возбуждено уголовное дело о разжигании межнациональной розни в ходе выборов президента Якутии по факту распространения листовок, содержащих оскорбительные выпады в адрес кандидатов Тумусова, Штырова и Колмогорова.

Ингушские выборы весной 2002 ознаменовались мощным выходом на предвыборную арену военизированного полпредства Виктора Казанцева. После снятия с дистанции одного из потенциальных фаворитов Хазмата Гуцериева состоялся первый тур. Вскоре в Верховный суд республики поступили иски троих избирателей, требовавших лишить регистрации шестерых кандидатов и признать результаты первого тура недействительными. Затем попытались снять прошедшего во второй тур с большим отрывом Амирханова, причем прокуратура Ингушетии пошла на жесткие меры: обыски были больше похожи на погромы. Сам Амирханов называл их прекрасным подспорьем в пиар кампании и обвинял Казанцева в том, что он продвигает своего кандидата, генерала ФСБ Мурата Зязикова. Между тем, сторонники экс-президента Аушева настоятельно просили полпреда уменьшить активность, жалоба в Верховный суд Ингушетии на Амирханова ожидалась со дня на день, второй тур же вообще состоялся, а победил в нем… Зязиков.

Наконец, выборы в Красноярском крае в августе-сентябре прошлого года. Одного из фаворитов – мэра Красноярска Петра Пимашкова не сняли, хотя и пытались. Но без скандала все-таки не обошлось: несмотря на то что предвыборная кампания прошла относительно мирно, все случилось уже после выборов. Крайизбирком никак не хотел принимать окончательного решения и признать полученные результаты, а с ними и избрание Александра Хлопонина. Ситуация накалилась до такой степени, что пришлось вмешаться президенту: он вызвал к себе обоих участников второго тура и фактически назначил Хлопонина, мятежный избирком был усмирен.

На недавно отгремевших выборах в Санкт-Петербурге обращений в суд с просьбой о снятии тех или иных кандидатов также было немало: Анна Маркова и Константин Сухенко обратились в городской суд Санкт-Петербурга с исками после того, как 2 сентября некоторые федеральные телекомпании передали в эфир сюжет о встрече президента России Владимира Путина с Валентиной Матвиенко. 12 сентября суд отказался удовлетворить иски Марковой и Сухенко, посчитав состоявшуюся встречу обычной рабочей встречей президента с полпредом в Северо-Западном федеральном округе, не имеющей отношения к агитации. Кроме того, отменить регистрацию Марковой в судебном порядке требовала Матвиенко и некто Виктор Ефимов. Все перечисленные обращения также не были удовлетворены ни городским судом, ни Верховным. Эти выборы стали примером половинчатого использования судебного инструмента: серьезная активность части кандидатов заканчивалась на самом факте обращения в суд, приоритеты в политической борьбе были отданы предвыборным договоренностям, судебное же поле оказалось освоено лишь на уровне деклараций.

Как видим, судебный инструментарий на выборах действительно действует. Однако одна из его особенностей его заключается в избирательной применимости – подать-то жалобу в суд и потребовать отмены регистрации может каждый, но выигрыш дела в суде, равно как и проигрыш, зависит от множества факторов. Тут игра ведется и на правовом поле, и на административном. Бороться с единой позицией власти практически невозможно, сражаться за сохранение кандидата, поддерживаемого хотя бы ее частью (Башкирия) – вполне реалистично.

Если же возвратиться к нынешней парламентской кампании, осталось не совсем ясным, на каком этапе в Верховном суде застряло дело Юрия Скуратова, когда туда пришло датированное пятницей письмо руководителя Центризбиркома Александра Вешнякова с просьбой не исключать экс-генпрокурора из федеральных списков компартии. Не исключены и иные неопределенные «хвосты» прерванной деятельности судов.

Бутовский полигон

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.