НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

23 июля 2008, 14:07

"Люди хотят жить в иллюзорном мире, который обеспечивает им относительно неплохое самочувствие" - Иосиф Дзялошинский

Сейчас наезд - это паблисити, возможность прославиться, считает председатель Совета директоров Независимого института коммуникативистики Иосиф Дзялошинский.

В своем комментарии корреспонденту "Полит.ру" по текущему состоянию журналистики он подчеркнул, что речь идет об обычном элементе межличностной борьбы. С другой стороны, исследователя больше интересует то, что в итоге борьба выливается в блокировании доступа адекватной информации на публичное поле.

"Сейчас информация, сведения перестали быть зеркалом, перестали быть образом действительности, который помогал или помогает людям ориентироваться. Информация становится инструментом конструирования реальности. Другими словами, если раньше люди верили, что есть реальность, а есть ее образ, закодированный в неких текстах, этот образ должен быть более-менее адекватным, и журналист свято верил в то, что надо делать адекватный образ реальной действительности, то сегодня, в эпоху постмодернизма и постчеловечества, все понимают, что никакой объективной реальности нету и реальность будет такой, какой ее нарисуют. То есть, другими словами, идет борьба не за преобразование реальности, что было характерно для девятнадцатого и двадцатого века, когда миллионы людей гибли, их губили для того, чтобы создать определенную реальность. Теперь все понимают, что какова реальность - это совершенно неважно. Важно, как о ней написать. Точнее: реальность - это то, что представлено в качестве реальности. Поэтому Дума, президент, журналист Лев Московкин, газета и все прочие пытаются создать некий образ чего-то, что они называют реальностью. И побеждает тот, чей образ не более адекватен, как вы говорите, а более похож на ожидания людей. Люди принимают образы реальности, как саму реальность в зависимости от того, чего они ждут. Отсюда идет сражение за образы, за картинки, за модели. И когда кто-то из ваших оппонентов начинает утверждать - это неправда и все было совсем не так - то это означает лишь то, что он хочет предъявить вам, себе и другим некое свое представление о реальности. Значит, вопрос в моей формулировке звучит примерно так: можно ли вернуться к представлениям о том, что есть подлинная действительность и ее адекватная информация, как это было в девятнадцатом и частично в двадцатом веке, или мы должны смириться с тем, что никакой объективной реальности не существует, что это фантом, существующий в многочисленных зеркалах, которые обречены на постоянное сражение друг с другом при полном отсутствии критерия объективности-адекватности" - сказал Дзялошинский.

"Вот в данном случае по поводу письма этой дамы я бы конечно посоветовал обратиться к Михаилу Федотову. Потому что когда Явлинский, Иваненко и прочие попытались доказать, что "Эхо Москвы" целенаправленно и осознанно губит их репутацию, общественное жюри сказало: они имеют право говорить все, что они думают, потому что они так видят. Другими словами, они увидели действительность определенным образом, мадам увидела другим образом, для вас это была информация, для нее это были клеветнические высказывания. Я думаю, что эта общественное жюри у Федотова, исповедуя принципы плюрализма мнений, выскажется в поддержку журналиста. Но это полдороги. На самом деле вопрос звучит с пугающей, мне кажется, точностью, то есть действительность умерла, реальности нет, есть огромное количество всевозможных представлений об этой реальности. И вот каково должно быть поведение журналиста в этой ситуации, может ли он пытаться, процитировав утверждение какого-либо думского деятеля, считать, что в этом утверждении схвачена какая-то реальность? Или он должен честно сказать: так думает такой-то господин. И не брать на себя ответственность за то, что в этих словах спрятана какая-то действительность. Я думаю, что вся мировая журналистика сегодня переживает этот процесс перехода от образа журналиста как человека, достигающего подлинности, к образу журналиста как человека, который передает мнения. Понятно, что это чревато определенной ломкой профессионального сознания журналистов, потеря ощущения себя как впередсмотрящего, лидера мнений, продавца понимания, а просто как человека услуги. И если вы смотрели на дискуссии по поводу того, что есть журналистика, то современные владельцы СМИ утверждают, что журналистика перестала быть социально ответственной системой. Она обслуживает людей, которые формулируют определенный запрос. И я здесь перехожу ко второй половине вашего высказывания. Огромное большинство людей в России не хотят знать никакой правды. То есть аудитория большинства СМИ желает, чтобы ее ласкали, и ей не портили настроение подлинными проблемами бытия. В своей последней книжке "Торговля людьми" я пишу о том, что торговля людьми - это одна из серьезных проблем России, о ней никто ничего не пишет, потому что это реальная проблема. А люди хотят, чтобы писали о том, что девушку продали в рабство, там ее насиловали много раз, это образ действительности. Другими словами, знамя современного человека - "не грузите меня". А раз "не грузите меня", то редактор, журналист начинает так формулировать свои образы действительности, чтобы они отвлекали, развлекали, не вызывали чересчур сильных и чересчур реальных чувств у людей. Вот мне кажется, что это центральная проблема и современного состояния и журналистики и общества. Нет ничего нового под Луной, у Пушкина есть фраза - тьмы низких истин нам дороже нас возвышающий обман. Соответственно, журналист, который радует аудиторию не реальными образами, а некими инкрустациями, даже с картинкой чрезвычайного происшествия и прочая и прочая, это все инкрустации на теле образа действительности, такой журналист получает имя, звание, должность, работу, доходы. А человек, который пытается открыть реальную рану или по крайней мере вскрыть какие-то сущностные проблемы, отторгается, потому что никому это сейчас не надо. Люди хотят жить в иллюзорном мире, который обеспечивает им относительно неплохое самочувствие. Вот это мой был бы комментарий к одной части ваших проблем" - сказал Дзялошинский.

По его данным, мы сейчас имеем гигантский резерв агрессии молодежи. "Мы проводили исследования по молодежи, там закипает гигантский котел, не только у нас в стране, возьмите Францию, Германию, Британию, Америку" - сообщил Дзялошинский. Он полагает, что молодежь теперь требует своего места в распределении ресурсов, они уже не хотят входить в жизнь на положении учеников, быть не инструментарием взрослых, а иметь право принимать решения.

"Ближайшее десятилетие будет десятилетием борьбы за равенство прав. И не важно, между мужчинами и женщинами, молодыми и пожилыми, приезжими и местными и прочая и прочая. Будет идти обострение на всех изломах. Мы выяснили, что градус агрессии резко нарастает по мере приближения к какому-нибудь излому. Например, если область граничит с инокультурным регионом, здесь будет высокая агрессивность" - считает ое.

"Я не вижу особенных перспектив для расширения возможностей открытого информационного пространства. Открытость информационного пространства, многообразие мнений и возможность изложения разных взглядов определяются уравновешенностью сил в динамике общественного развития" - сказал И.Дзялошинский. В числе этих сил он назвал бизнес, власть, некоммерческий сектор, профсоюзы, церковь - есть много сил, которые задают динамику развития общественного целого.

"Если эти силы обладают примерно равной мощью, тогда информационное пространство, которое они пытаются контролировать, им не подчиняется, оно открыто. Каждому приходится излагать свою версию и конкуренция этих версий позволяет нам, не скажу знать правду - правду мы никогда знать не будем, но, по крайней мере, формулировать свои представления на основании близких нам представлений других субъектов. В условиях, когда информационное пространство контролируется одним игроком - властью, а все остальные от него отторгнуты, мы, в принципе, не будем иметь открытого информационного пространства, потому что оно не нужно власти. Власти нужно не открытое информационное пространство, власти нужен канал конструирования реальности. Власть стремится создать однообразную картину действительности, которая заменила бы гражданам ту картину, которая есть в их головах. Другими словами, все должны верить в те идеологические клише и те представления, которые индуцируют властные структуры, тогда власть будет иметь возможность спокойно, не таясь, реконструировать действительность соответственно своим пожеланиям и ее будут поддерживать. Отсюда тотальное стремление власти, не важно какой, российской и всякой прочей, к тому, чтобы взять под контроль информационное пространство и не пропускать туда никакие смыслы, которые противоречат картине, индуцированной властью. Почему так не получается в других странах, потому что там традиционно есть силы, независимые от власти, многопартийная система, независимый суд. Ну, относительно независимый. Поэтому там не получается взять под контроль, у нас получилось. Я убежден, что за исключением очень небольшого количества журналистов, даже не органов, а журналистов, которые еще пытаются чего-то там говорить в основном в Интернете, совершенно осознанно ориентируются на картину мира, которая так или иначе одобрена властными структурами" - сказал Дзялошинский.

Все попытки взбивать пену в Интернете, в прессе, сталкивать точки зрения, пытаться влиять на мнения людей мало перспективны до тех пор, пока не появится реальная социальная группа людей со своими взглядами. Сейчас мы имеем множество индивидов, которые воспроизводят свои образы действительности, споря сами с собой, друг с другом, набивая себе цену, то есть, нарабатывая себе репутационный капитал, в условиях, когда глубинный излом цивилизации - та основа, опираясь на которую можно эту цивилизацию изменить, не существует. Нету!" - констатировал исследователь.

Дзялошинский подчеркнул, что он ни в какие такие игры не вступает потому, что ему важно не проговорить, а найти решение, а решения нет. "Никаких решений, которые могли бы изменить траекторию развития России, не существует. Попытка нашей оппозиции предложить другую версию - это заведомо провальный вариант, не потому, что они этого не понимают, а потому, что мы имеем сейчас заданную траекторию, не способную измениться. Поэтому я очень спокойно отношусь ко всем этим вещам. Бога ради, спорьте, говорите, ребята. Главная проблема не в том, чтобы высказаться, главная проблема в том, чтобы сформулировать некое решение. Его нет. Это мне кажется самая большая проблема для всех, кто пытается о чем-то говорить, о чем-то писать, потому что, чтобы увидеть действительность адекватно, надо встать на определенную точку зрения. Единственная точка зрения, которая позволяет увидеть что-то в мире, - это быть впереди. То есть смотреть на сегодняшний мир из той позиции, каким этот мир станет когда-нибудь. То есть надо знать то, что Маркс называл перспективный образ действительности. К сожалению такого образа нет" - заключил он.

"Мы сейчас развиваемся в сторону авторитарного государства с контрольным пакетом акций государственной деятельности в руках узкого круга людей, которые держать в своих руках финансовые, политические и социальные нити. Все. Я других вариантов для развития России не вижу. Не потому, что мне это нравится. Совершенно не нравится, но это матрица. Я сейчас пишу статью о матрице развития России. Я утверждаю, что в основе цивилизационного развития России лежит именно эта матрица, и она достаточно прочна, чтобы даже не стоило заикаться о ее сломе. Сама по себе преобразоваться эта матрица не может" - предупредил Дзялошинский.

Лев Московкин

Обсудите в соцсетях

Бутовский полигон

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
VK.com Facebook Twitter Telegram Instagram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.