НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

10 февраля 2009, 14:00

Александр Иванов Ad Marginem: мы сейчас пытаемся понять, сколько мы стоим

«Полит.ру» продолжает ряд публикаций, посвященных теме «Книжный рынок и финансовый кризис»

См. также

Александр Иванов, главный редактор издательства Ad Marginem

Как Вы считаете, где кроются истоки кризиса на книжном рынке?

В вопросе предполагается, что кризис на книжном рынке есть. Надо понять, что имеется в виду под словом «кризис».

Какие-либо трудности на рынке возникают?

Да, трудности есть. Но вопрос, помогает ли слово «кризис» в определении ситуации. Все заранее договорились, что любое негативное явление в сегодняшнем мире будет называться «кризисом». Но я думаю, что это слово имеет скорее экономический смысл, связанный, например, с финансовыми проблемами мирового рынка. В случае книжного рынка есть свои отдельные проблемы. Возникли они не вчера, но, может быть, сегодняшняя финансовая ситуация их обостряет.

У Вас возникали в последнее время проблемы с партнерами?

Они возникают все время, и я не могу сказать, что в последнее время они обострились. Да, чуть медленнее доходят деньги, чуть более заторможено идут некоторые процессы. Но я пока не готов говорить, что НАЧАЛОСЬ, что прозвучал сигнал, что началась новая эпоха, кризис. Скорее, кризис - это негативная модель, которую все на себя примеряют. Но в практической жизни еще никто вплотную с этой моделью не столкнулся, кроме крупных финансовых институтов. Наверно, вопрос о кризисе - это вопрос к банкам, к крупным потребителям финансовых ресурсов, потому что маленькое издательство, типа нашего, не потребляет крупные ресурсы. Кризис, может быть, уничтожит нас на каком-то этапе, но пока он дойдет до нас, должно пройти некоторое время.

А Вы уже думали о сокращении штата?

Вы знаете, он у нас такой маленький, что нам некого сокращать. У нас в штате работает 3 человека. Кого тут сокращать? Некого.

В проекты будущих планов все-таки пришлось вносить коррективы?

Мы сейчас занимаемся тем, что пытаемся оценить, сколько мы стоим на рынке, и нам называются очень разные цены. Наши предыдущие партнеры сказали, что мы стоим одну цену. Мы подключили другие источники информации, и нам сказали, что мы стоим в 10 раз больше. Мы сейчас пытаемся понять, сколько мы стоим. Когда мы это поймем, мы соответственно немного изменим стратегию, связанную с реализацией книг и с подачей их на рынок. Мы сейчас поймем, что нам выгоднее в этой ситуации: пожертвовать частью своей независимости (в базовом смысле оставшись независимыми) или гордо и независимо уйти на дно.

У нас такая маленькая структура, что мы можем «раствориться», как маленькая террористическая группа. Нам не нужно сложной логистики, не нужно подтаскивать тыловые части, разворачивать танковые колонны. Мы можем совершить какую-то акцию и убежать, потом опять что-то сделать и заняться другими проектами в издательстве. Мы находимся перед дилеммой. Или нам нужно превращаться в среднее издательство, набирать штат, формировать большой портфель (а зачем нам большой?). Или нам нужно сконцентрироваться на узкой линейке проектов и наиболее выгодно их продать.

А средства для расширения у Вас сейчас есть?

У нас есть определенный запас книг на складе, и у нас есть издательский портфель. В этом портфеле, например, находятся несколько вполне продаваемых авторов, например, Захар Прилепин, Михаил Елизаров. Мы пытаемся понять, как работает наша модель, насколько она нам позволит, с одной стороны, через год-полтора найти еще 1-3 авторов, которые были бы определяющими для издательства, и которых можно было бы издавать, продавать в большом количестве. А с другой стороны - параллельно делать эксклюзивные вещи, рассчитанные на очень небольшую аудиторию городской, интеллектуальной среды.

А с чем были связаны такие разные оценки стоимости издательства?

Это было связано с тем, что у нас есть долгие отношения с одной дистрибьюторской фирмой. Эти отношения все время мигрировали в экономически невыгодную для нас сторону. На каком-то этапе мы решили посмотреть, какие еще существуют возможности в отношениях между дистрибьютором и издателем на рынке. Оказалось, что их довольно много.

Малые издательства при наличии интересного портфеля могут по-разному себя вести в условиях кризиса или стабильной ситуации. Издательство может, например, настаивая на своей независимости, работать с такими структурами, которые готовы занимать определенную зону рынка, но при этом не сильно заботятся об ее увеличении. А есть другие структуры, которые готовы сотрудничать с малым издателем, поднять линейку издаваемых тиражей, добавить туда ноль, например, чтобы вместо 10 тысяч продавалось 100 тысяч книг. При этом за издателем остаются права на его автора, но он при этом слегка теряет радующий контроль за рынком. Ему говорят: «Ты занимайся своим делом, а мы будем продавать твои книги, но большими тиражами». Вот такая дилемма.

У каждой из этих стратегий есть свои сложности и подводные камни. Если у издательства есть дополнительное финансирование, оно может быть не сильно озабочено тем, что именно издание книг является его основным источником существования. Например, издательство «Новое литературное обозрение» (НЛО) издает прекрасную линейку книг, но если бы это издательство не имело дополнительного финансирования, оно бы не выдержало и года существования на рынке.

Это касается многих маленьких издательств. Их главная проблема заключается в том, что или они живут по дотационной схеме, получают гранты, государственную поддержку, или они пытаются сформировать рыночный механизм. В нашем случае возможно существование и того, и другого, и мы сейчас ищем возможный баланс.

Я бы не сказал, что мы живем в период катастрофы. Скорее, для нас кризис - это повод поэкспериментировать и найти более эффективный вариант издания и продажи книг. Вообще для маленьких издательств кризис - это время, когда можно экспериментировать, меняться, то есть это позитивное время для маленьких издательств. При этом они, конечно, могут погибнуть. Но все равно это очень позитивно, потому что кризис добавляет социальной динамики. Пусть это пока отрицательная динамика, и все беднеют. Но, по крайней мере, она отличается нестабильностью, что для издательства нашего типа крайне интересно. Мы плохо себя чувствуем в условиях так называемой стабильности, когда все схвачено, все распределено и предопределено: ты бедный, и тебе все время оставаться умеренно бедным А если тебе скажут, что ты можешь остаться нищим или стать немного богаче, это интересно.

Вы считаете, что бумажная книга устоит перед электронными и аудиокнигами?

Думаю, какое-то время устоит. Сейчас союзниками издателей могут выступить, как ни странно, пираты. Пиратство, особенно интернет-пиратство, выполняет очень важную функцию: оно знакомит максимально широкую аудиторию с книгами издателя. Как только эта аудитория начинает бесплатно скачивать какой-то ресурс, то, как показывает практика, значительный процент этих людей потом захотят иметь ее в бумажном варианте. Я думаю, что в будущем бесплатная зона интернета должна стать основой для издательского процесса. Во-первых, издатели могут находить в ней новые рукописи. Во-вторых, уже после издания книги издатель может подключить бесплатный интернет-ресурс увеличения армии своих читателей, часть из которых, повторяю, купит эту книгу в офф-лайне. Бумажная книга в этой связке и устоит.  

Обсудите в соцсетях

Бутовский полигон

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
VK.com Facebook Twitter Telegram Instagram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.