НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

19 февраля 2009, 11:46

Игорь Савкин «Алетейя»: наблюдается медленное умирание торговых сетей

«Полит.ру» продолжает ряд публикаций, посвященных теме «Книжный рынок и финансовый кризис»

См. также

Игорь Савкин, главный редактор издательства «Алетейя»

На книжном рынке наступили не самые легкие времена. Как правильно издательству выстраивать свою политику в этих условиях?

Честно говоря, не знаю. Каждый должен решать это сам, исходя из известных ему обстоятельств, и тиражировать этот опыт, мне кажется, не эффективно. Конечно, глупо делать вид, что на книжном рынке ничего не происходит. В то же время мне кажется, что только работающие компании смогут успешно преодолеть этот кризис. И мы предполагаем работать. Я надеюсь, что в текущем месяце ничто не помешает нам выпустить очередные 10 книг. Если сравнивать сегодняшний день с ситуацией дефолта 1998 года, то в 1999-м году, несмотря на все печальные события, мы издали книг больше, чем в 1998-м. Но на это были свои грустные причины: падение тиражей приходилось добирать за счет увеличения количества наименований. Конечно, это могут позволить себе компании, у которых есть большой издательский портфель. Например, у нас больше 200 наименований книг, и мне есть из чего выбирать. Думаю, нам ничего не остается, кроме как увеличить предложение, прежде всего, за счет количества наименований репертуара. Безусловно, это потребует большего напряжения.

Что касается финансовой составляющей, то, конечно, приходится экономить, но не за счет сотрудников. Мы не собираемся никого увольнять. Другое дело, что ожидаемое повышение зарплаты придется отложить до лучших времен. Кто с этим не согласен, могут поискать счастья на бирже труда.

Какие-нибудь проекты было решено отложить на более поздний срок?

По всей видимости, придется отложить переиздание книг. Очень обидно, но, видимо, нам придется отложить переиздание сборника документов и источников «Иисус Христос в документах истории». В наших масштабах это супер-мега-бестселлер, который мы переиздавали уже пять раз. Видимо, придется повременить с его запуском, поскольку обычно мы старались сделать его доступным по цене, учитывая массовость  аудитории. Мы хотели выпустить его тиражом 3 тыс. экземпляров, чтобы толстая по объему книга (почти 600 страниц) была доступна по цене, несмотря на удвоение цены в розничной торговле. То же касается и аналогичных изданий. По всей видимости, мы будем заниматься сейчас новыми проектами.

А что вы имеете в виду под «новыми проектами»?

Я имею в виду книги, которые издаются впервые. Ежемесячно, как я уже говорил, мы обычно выпускаем 9-10 книг.

Как Вы считаете, когда пойдет кризис на книжном рынке пойдет на спад?

Это вопрос не ко мне, поскольку не я его не начинал. Я могу только предполагать, что к началу осени будет более понятно, пройден ли пик кризиса и каковы будут его последствия. Здесь очень многое зависит от положения экономики США, как крупнейшей экономики мира. Именно она является основным потребителем энергоресурсов, поставщиком которых, в свою очередь, является Россия. Значение сырьевой составляющей для бюджета нашей страны ни для кого не секрет.

Кризис на книжном рынке начался не осенью. Это системный кризис, связанный с отсутствием, как мне представляется, ясного понимания целей, которые ставят перед собой участники этого рынка. На рынке доминируют крупные игроки, монополисты, 5-6 известных издательств, которые определяют положение дел в отрасли. Им принадлежит до 80% этого рынка. Судя по всему, многие из них уже давно занимаются другим бизнесом и по инерции продолжают отрабатывать уже ставшие неэффективными способы присутствия на этом рынке. Например, если раньше беллетристика выходила сначала в бумажном виде, затем следовала экранизация, то сейчас мы видим принципиально обратную картину. Сейчас тексты пишутся специально под сериалы, а затем весь этот продукт выплескивается на рынок, как выражение цинизма и неуважения к читателю.

Отсутствие единства в действиях издателей сказывается на том, что государство игнорирует этот рынок, справедливо полагая, что «если вам ничего не надо, то вы прекрасно проживете без государственной поддержки». Но я считаю, что проекты, реализуемые в сфере научного книгоиздания, тем не менее, невозможны без этой поддержки, хотя бы в форме льготного налогообложения, льгот на аренду. Существуют, конечно, специальные конкурсы, организуемые для издательств, выпускающих, прежде всего, книги по науке, имеющие ценность для культуры, образования, просвещения в широком смысле.  Как правило, сейчас эти фонды, которые на конкурсной основе распределяют гранты, подпали под секвестр.

Затянувшаяся реорганизация в системе Министерства культуры также негативно сказывается на оказании поддержки книгоиздателям, поскольку сейчас Федеральное агентство, в ведении которого было книгоиздание, книготорговля и полиграфия, переведено из подчинения Министерства культуры в ведение Министерства связи. Понятно, что для связистов книгоиздание по важности находится на 99-м месте.

Конечно же, недостаточное внимание государства негативно сказывается на комплектовании библиотек. Уже сломано безмерно много копий по поводу того, что чиновники своими нелепыми попытками борьбы с коррупцией сами чрезвычайно усилили коррупционную составляющую. В любой развитой стране Европы, в США, в Великобритании, библиотеки являются потребителями примерно половины тиражей. И этот рынок сейчас тоже крайне заорганизован, забюрократизирован и, в конечном счете, монополизирован компаниями, которые созданы специально для того, чтобы осваивать бюджетные деньги. Такова картина любого беспристрастного наблюдателя.

Я считаю, что читателю библиотеки все равно, на каком стуле сидеть, но не все равно, какие книги читать. Книги не являются однородной группой товаров. Устраивать конкурсы и делать вид, что при этом происходит экономия государственных средств, означает, что либо люди сознательно занимаются очковтирательством и пилят бюджетные деньги, либо что-нибудь еще хуже. Это говорит о полной некомпетентности и неспособности наших чиновников заниматься тем, к чему они призваны.

К сожалению, деятельность Российского книжного союза удручает своей неэффективностью. За годы существования этой организации я, как член Российского книжного союза, не увидел ничего, что могло бы хоть в какой-то мере служить облегчением бремени, которое несут все участники этого рынка. Укрепляется подозрение, что организация была создана теми, кто сейчас занимает посты вице-президентов, для решения своих узких, чтобы не сказать, узкокорыстных интересов.

А какие еще процессы на рынке можно отнести к тенденциям?

Наблюдается медленное умирание торговых сетей. По всей видимости, они набрали кредитов, решили преумножить количество магазинов, даже не понимая, что происходит с рынком и экономикой в целом. Теперь эти сети находятся в очень трудном положении, поскольку деньги поставщиков, которые также использовались для этих целей, необходимо возвращать. Они стоят перед чередой судебных процессов, которые могут закончиться банкротством и разорением ряда крупных компаний. К сожалению, убытки торговых сетей – это большие убытки и для издательств, для многих это тоже может закончиться разорением.

Несмотря на то, что рынок независимого книгоиздания существует уже 20 лет, он до сих пор не приобрел характер национального, то есть существуют отдельные субрынки в Москве, в Петербурге, в регионах: Урал, Красноярск, Дальний Восток. Я дважды был на книжной выставке в Красноярске. Книги, которые издаются там тиражом 5 тыс. экземпляров не попадают в мегаполисы, о них никто не знает. Тем не менее, они успешно продаются на огромной территории Красноярского края, который занимает площадь пяти Франций. И, наоборот, книги, которые издаются в Москве и Петербурге, доходят туда, наверное, в размере 15-20% от того, что издается.

Продукция небольших издательств, которые выпускают специальные книги в том числе по гуманитарным наукам, находятся в худшем положении -маленькие тиражи и высокая стоимость книг. У них нет возможности содержать свои филиалы, представительства в регионах.

Вы считаете, в условиях кризиса доля импорта на книжном рынке уменьшится или увеличится?

Продажей импорта занимаются издательства, которые преимущественно занимаются литературой для обучения иностранным языкам. Люди, изучающие иностранные языки, будут вынуждены платить эту ренту. Это всегда было дорогим удовольствием. Книги на иностранных языках обращались на нашем рынке в крайне незначительном количестве. В основном, это узкоспециальные издания, которые в последние несколько лет можно заказывать через Интернет. Это становится уже частной проблемой. Тот, кому нужен справочник по банковскому делу, найдет средства, чтобы заплатить эту сумму в долларах, поскольку, думаю, у него самого счет в долларах.

Крупные библиотеки, которые являлись потребителями книг на иностранных языках: прежде всего, Российская Национальная библиотека в Санкт-Петербурге, Библиотека иностранной литературы им. Рудомино, Российская государственная библиотека, Научно-техническая библиотека, - им сейчас будет непросто закупать эти книги. По-видимому, они будут решать свои проблемы путем бартерных сделок. К сожалению, как во все кризисные времена, опять будут в ходу бартер и сделки товарного обмена.

Обсудите в соцсетях

Бутовский полигон

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
VK.com Facebook Twitter Telegram Instagram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.