НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

19 октября 2009, 17:49

Кинофестиваль «Завтра/2morrow3»: к итогам третьего дня

Третий фестивальный день начался «Служанкой» Себастьяна Сильвы, а закончился южнокорейской «Жаждой» (про священника-вампира) и документальными «Сельскими панками» немца Ларса Йессена, но о них – в других отчетах. Посередине все смешалось на фестивале «2morrow3», и все – из-за синопсисов. Попробую объяснить.

Фильм «Все билеты проданы» (Sell Out!) позиционировался как «первый в истории малайзийский мюзикл на английском языке» и «полнометражный дебют» режиссера Ю Жун Ханя (Yeo Joon Han) – бывшего юриста, автора двух короткометражек. Эти характеристики могли спугнуть кого угодно, кроме конченых эстетов. Антирекламы добавил Питер Дэвис (Peter Davis), исполнитель двух главных ролей, приехавший представлять фильм на фестивале. Дэвис, непрофессиональный актер-дебютант, всю дорогу делал вид, что смущается свалившейся на него ответственности, и перед показом посоветовал: «low your expectations and enjoy heating». Все получилось наоборот.

Во-первых, это не мюзикл, а пародия на мюзикл, во-вторых, – образчик редкого теперь жанра «нетупой комедии». Ю Жун Хань учился и жил в Лондоне, так что юмор у него немалайзийский; неслучайно на родине режиссера фильм успеха не имел (но понравился зато на 65-м Венецианском МКФ, где получил приз «За альтернативный взгляд»).

Фильм, кстати, начинается со стеба над фестивальным кино. Телеведущая Раффлезия Пон берет интервью у некоего режиссера «новой волны» и, кроме прочего, спрашивает: почему в вашем длинном фильме ничего не происходит? Во время интервью – совсем как в комедиях с Лесли Нильсеном или даже "Тромы" – на улице идет перестрелка, на соседний стол валится труп, а режиссер увлеченно разглагольствует о том, что ничего не происходит в жизни, а кино должно отражать жизнь. Забавно, что режиссер румынской «новой волны», создатель нудной 2-х часовой картины «Полицейский, прилагательное» за день до этого (см.: Кинофестиваль «Завтра/2morrow3»: итоги второго дня) говорил на пресс-конференции в «35 мм» ровно то же самое: мол, повседневная работа следователя полиции скучна, и его кино, мол, это отражает.

Раффлезия работает на корпорацию FONY, ведет загибающуюся от низких рейтингов передачу о соврарте. Однажды ей крупно везет: ее бывший бойфренд, посредственный поэт, умирающий от порока сердца, уговорил ее сделать с ним интервью и скончался прямо перед камерой. Шоу бьет рекорды, и Раффлезия, оправдывая свое «падальное» имя (раффлезия – род растений-паразитов, издающих сильный запах трупа, гниющего мяса, который привлекает к ней опылителей – навозных жуков и мух), решает поставить смерти перед камерой на поток: чтобы привлечь зрителей, она начинает искать для своего шоу подходящих умирающих. Поиски и съемки проходят весело (по объяснению Питера Дэвиса, шутки над смертью - одна из причин неуспеха фильма в Малайзии). 

 

Параллельно развивается история инженера с раздвоением личности – «мечтателя» и «практика» (Питер Дэвис), которые изобрели для FONY уникальную машину по переработке сои. FONY увольняет изобретателя: принцип компании – не продвигать оригинальные изобретения, а модифицировать чужие, и обязательно выпускать только такую технику, которая ломается тут же по истечении гарантийного срока. Рулит корпорацией старый нервозный дегенерат со стремительно прогрессирующим Альцгеймером (постоянно повторяющий: «У меня порнографическая память!») – прозрачная карикатура на сэра Говарда (исполнительного директора SONY Говарда Стрингера) и его политику, загнавшую некогда процветающую компанию в глубокую жопу.

Будет занудством пересказ всего этого гротескного шаржа на ТВ-индустрию и потребителей мыла (с пафосом «Шоу Трумэна» и «Кабельщика»), проехавшегося заодно по менеджменту (сцена в супермаркете), оккультизму (сцена у экзорциста) и еще много по чему абсурдистским и черным юмором. Получилось остроумно, актуально и неполиткорректно; жаль, что фильм почти наверняка не выйдет в отечественный прокат.

После Ю Жун Ханя был «Большой фанат» (2008). Режиссерский дебют Роберта Сигела (сценариста «Рестлера» Даррена Аранофски c Микки Рурком) стал еще одной жертвой синопсиса. «35-летний Пол Офиеро работает сторожем на автостоянке в рабочем квартале Стейтен-Айленда. Он считает себя самым большим фанатом нью-йоркской команды Giants, играющей в американский футбол <…> Как-то раз Пол и его лучший друг Сэл встречает на автозаправке звезду Giants Куонтрелла Бишопа и вслед за ним отправляются на Манхэттен. Когда кумир заходит в стриптиз-клуб, они, наконец, решаются с ним заговорить. И приключение, вначале похожее на осуществившуюся мечту, превращается в кошмар».

Хотя Алексей Медведев предупредил перед показом, что фильм будет о «маленьком человеке», почти по гоголевской «Шинели», все равно забавно было смотреть на пацанов, которые, начитавшись афишек, притащились в зал с охапкой банок пива и заметно оживились при первом упоминании «Гигантов» (New York Giants).   

Из очередного киноисследования фанатизма (которых не меньше сотни) получилась история фанатизма умственно отсталого дегенерата. Герой Пэттона Освальта с выражением лица, напоминающим о типичной внешности больных синдромом Дауна в легкой форме (см. фото ниже), – в свои 35 неженат, живет с матерью. Днем он открывает шлагбаум, а ночами дрочит и звонит на спортивную радиопередачу, где у него есть «оппонент» – фанат Eagles, которому он зачитывает в защиту Giants заранее написанную речь (не только потому что экспромптом – не может; это еще одна отсылка к «Шинели»: «Наслаждение выражалось на лице его; некоторые буквы у него были фавориты, до которых если он добирался, то был сам не свой: и подсмеивался, и подмигивал, и помогал губами, так что в лице его, казалось, можно было прочесть всякую букву, которую выводило перо его»).

 

Жизнь занимает Офиеро только в той степени, в какой прикасается к «Гигантам» (сюда не входят ни карьера брата, ни операция матери, которая ложится в больницу). Зато – никакого кризиса среднего возраста, потому что нет амбиций и никаких интересов, кроме расписания матчей «Гигантов».

Когда Пола избивает в стриптиз-клубе его черный кумир, он не хочет подавать иск, потому что без Бишопа «Giants» стабильно проигрывают «Eagles». Но Пол Офиеро беспомощен во всем, кроме американского футбола: юриспруденция – дебри, в Google – заговор с юристами (забавная сцена, где Офиеро со своим единственным тупым другом не могут сформулировать поисковой запрос «как отозвать исковое заявление» и решают, что юристы скрывают эти сведения). Словом, сюжет действительно корреспондирует «Шинели» (унизительная встреча Пола с Филом в Филадельфии соответствует встрече Башмачкина с генералом, и т.д., вплоть до финальной мести). Далеко от случайности, что кроме «2morrow», никто в мире этим фильмом больше не заинтересовался, так что «европейская премьера» состоялась в Москве. Дело не в том, что аллюзии остались неопознанными, а в том, что со времен гоголевской "Шинели" более катастрофической неудачей была только "Война и мир" (Чарльз Буковски). Нет сомнений, что в Москве "Большого фаната" – по этой причине – обязательно чем-нибудь наградят. 

StartFragment EndFragment

Михаил Осокин

Обсудите в соцсетях

Бутовский полигон

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
VK.com Facebook Twitter Telegram Instagram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.