НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

22 октября 2009, 18:36

Олег Орлов «Мемориал»: премия Сахарова имеет горький привкус

Премия имени Андрея Сахарова "За свободу мысли" за 2009 год присуждена правозащитной организации "Мемориал". Награды, которую присуждает Европейский парламент, удостоена организация, связанная с именами таких деятелей, как российские правозащитники Людмила Алексеева (Московская Хельсинкская группа), Олег Орлов ("Мемориал") и Сергей Ковалев (Институт прав человека). На вопросы «Полит.ру» о значении премии для российских правозащитных организаций ответил председатель правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов:

Олег Орлов

Что для вас значит премия имени Сахарова?

Премия присуждена не лично мне или Сергею Ковалеву, Людмиле Алексеевой. Очень важно, что было сказано, что в нашем лице она присуждается нам как представителям «Мемориала» и других правозащитных организаций. Мы оцениваем эту премию как премию в целом «Мемориалу» и всему российскому правозащитному движению. Такая постановка вопроса по присуждению премии кажется мне очень правильной. Это оценка той большой работы, которую ведут правозащитники. Одновременно нашим властям посылается очень четкий сигнал, поскольку в пресс-релизе Европарламента сказано, что, присуждая эту премию, они надеются "разорвать порочный круг страха и насилия, окружающий правозащитников в России". Эти слова - прямой сигнал властям России о недопустимой ситуации с российским правозащитным движением. В этом смысле я испытываю удовлетворение. У меня и многих наших коллег иногда начинают опускаться руки. В 90-е годы мы создали хорошие, нормально прописанные правовые механизмы, но они не работают, потому что есть политическая воля сверху их саботировать и игнорировать. И невозможно работать.

Мы – это кто? «Мемориал»?

Нет, мы – это российское демократическое движение и как его часть -правозащитное  движение. Не только «Мемориал», конечно, а, если хотите, представители российского правозащитного движения. Но эти законы не действуют. Оказывается очень трудно, а подчас невозможно защищать права граждан. Такая внешняя оценка нашей деятельности придает дополнительный импульс нашей работе.

С другой стороны, еще несколько лет назад у нас были заблуждения. Нам казалось, что подобная премия очень важна в плане повышения безопасности, прежде всего, наших коллег, работающих в «горячих» точках. Оказалось, что это всего лишь глубокое заблуждение, и никакие премии ни на йоту безопасности не прибавляют. Мы это поняли после убийства Ани Политковской. Трагические события этого года это только лишний раз подтвердили.

Конечно, эта премия имеет горький привкус. Убийства наших коллег и другие убийства привлекли внимание к ситуации с правами человека и с неправительственными организациями в России. Если бы этого не было, не знаю, получили бы мы премию или нет. Конечно, есть горький привкус. Мы все вспоминаем Наташу Эстемирову, которая в 2004 году номинировалась на эту премию. Ее получили другие достойные люди, но она не получила. Сейчас она получила пулю, а мы получаем премию.

Вы удивились, узнав о получении премии?

Не удивился. И опять же, к сожалению. Все трагические события давали нам  основания думать, что есть большая вероятность, что ее присудят нам. В этом и парадокс.

Вы считаете, что такие премии присуждаются именно после подобных трагических событий?

Конечно, нет. Конечно, не только после таких трагических событий. Но я понимаю, что в данном случае, может быть, не решающую, но заметную роль сыграли трагедии, не только убийство Наташи, Заремы Садулаевой, но и целая череда убийств, которая произошла в 2008-2009 годах. Вспомним Станислава Маркелова, нашего коллегу по правозащитной работе, который тоже был активным участником российского правозащитного движения. Я не могу не назвать имя Мохамад-Салеха Масаева, который обвинил Кадырова в существовании незаконных тюрем, и которого в августе прошлого года среди бела дня похитили и, очевидно, убили в Чечне. Можно еще приводить примеры большой череды насилия по отношению к представителям российского гражданского общества. Она, конечно, способствует привлечению внимания к ситуации в России. Я думаю, что в какой-то степени это привлечение внимания и понимание, что мы, российские правозащитники, находимся в действительно тяжелом положении, способствовало тому, что премия была присуждена именно нам.

На какое дело вы пустите полученную премию?

Откуда  я знаю? Я не могу это решать. Без Людмилы Михайловны, Сергея Адамовича я даже не могу думать о том, чтобы ее получить. На какое-нибудь хорошее дело. А на какое - посмотрим.

Обсудите в соцсетях

Бутовский полигон

Редакция

Электронная почта: polit@polit.ru
VK.com Facebook Twitter Telegram Instagram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.