НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

16 июня 2010, 19:38

«Прощай, дорогой Дима». В Москве состоялись похороны Владимира Арнольда

15 июня 2010 в Москве, на Новодевичьем кладбище, состоялись похороны выдающегося российского математика Владимира Игоревича Арнольда (12 июня 1937 - 3 июня 2010). Очень символично, что его могила оказалась рядом с местом захоронения знаменитого физика, Нобелевского лауреата Виталия Лазаревича Гинзбурга, ушедшего от нас 8 ноября 2009 г. Оба ученых были не только яркими представителями своих дисциплин, но и просветителями, великолепными популяризаторами науки.

В этот день в Москве шел непрерывный дождь, казалось, что природа оплакивала В.И., который, по отзывам его коллег, был не просто математиком, а естествоиспытателем. На кладбище по его живому портрету в траурной рамке стекали капли дождя, и родные вытирали их платком.

Траурная церемония, проходившая в одном из залов здания Президиума РАН (Ленинский пр., 32а), была короткой. После прощального слова президента РАН Ю.С. Осипова, прозвучали слова памяти от директора Математического института РАН, академика Валерия Васильевича Козлова. Говоря о вкладе В.И. в области науки и образования, он отметил, что В.И. Арнольд постоянно отстаивал принципы математического образования в России.  

Затем он предоставил слово академику РАН, другу и коллеге Арнольда, Сергею Петровичу Новикову. «В.И. Арнольд для меня – это Дима. Я вырос вместе с ним… Знаю его с раннего детства и наш союз продолжался до конца его жизни. Дима Арнольд нес в себе факел наследственных талантов, происходящих от старой российской интеллигенции». В.И. отличало «замечательное соединение математического и популяризационного талантов».

Коллега и ученик В.И., президент НМУ, профессор мехмата МГУ Юлий Сергеевич Ильяшенко напомнил свои слова, которые говорил и самому В.И., что тот был как Пушкин в математике (об этом их с А.Г. Хованским статья в "Газета.ру"). Помимо математической одаренности, Арнольда отличало неравнодушие и желание помогать в таких добрых начинаниях, как Московский центр непрерывного математического образования, Независимый московский университет, конкурс молодых математиков Фонда «Династия» и др. В эти проекты он всегда включался «с полной энергией и отдачей».  

По мнению Ильяшенко, «Арнольд сформировал очень многих из тех, кто знал его лично. Но его влияние было гораздо шире». Черты его личности, может быть, незаметно перейдут к ученикам его учеников. «Я чувствую, что наше прощание неполное и наша жизнь рядом будет продолжаться», – сказал Юлий Сергеевич в заключение своей короткой речи.

Академик Людвиг Дмитриевич Фаддеев вспомнил о том, как они в 1962 г. вместе с В.И. и другими тогда молодыми учеными Яковом Синаем и Виктором Масловым поехали в Стокгольм на Математический конгресс и произвели там фурор. Они были талантливы и красивы. И вот «первый человек из этого поколения ушел от нас». Фадеев предостерег тех, кто говорит о гибели математики. «Математика вечна, она будет развиваться, пока существует человечество».

Затем состоялись выступления в.н.с. ФИАН Александра Михайловича Леонтовича, семья которого дружила с семьей отца В.И. Арнольда; академика РАН, ректора МГУ Виктора Анатольевича Садовничего, в свое время сдававшего экзамен Арнольду в течение 6 часов; академика РАН Арлена Михайловича Ильина. Церемония завершилась воспоминаниями молодого ученого, ученика В.И. Максима Казаряна, который рассказал, с каким трепетом и любовью Арнольд относился к своим ученикам. «Он брал на себя весь удар политических трудностей, а мы жили под его крылом как в инкубаторе и наслаждались наукой».

На церемонии было много талантливых ученых, организаторов науки, был и основатель Фонда "Династия" Дмитрий Борисович Зимин, и академик РАН Андрей Анатольевич Зализняк, и многие другие, но они не стали выступать, точнее, казалось, что список выступавших был жестко спланирован. Возможно, такая лаконичность прощальной церемонии была обусловлена форматом академического ритуала? Предполагалось, что какие-то выступления состоятся уже на кладбище, но сильный дождь разрушил все планы.

После прощания в ПРАНе процессия из машин и нескольких автобусов поехала вдоль берега Москвы-реки к Новодевичьему кладбищу. Там люди шли за венками и гробом, и их взгляд порой останавливался на необычных памятниках. Одним из них – с математической символикой – оказалось захоронение великого ректора МГУ Ивана Григорьевич Петровского (1901-1973), много сделавшего и для математики, и для В.И. Арнольда.

Дождь становился всё сильнее и прощальных речей не было. Предусмотрительные сотрудники кладбища поставили на гробом и родными большой тент, чтобы они могли в последний раз проститься с В.И. Затем гроб закрыли, и он плавно поехал вниз, в могилу. Пока рабочие закапывали ее песком, никто не произнес ни слова. Лил дождь, но некоторые из провожавших В.И. в последний путь даже не раскрывали зонты, и вода текла по их лицам.

На церемонию в ПРАН проститься с Арнольдом пришли сотни людей, но, кажется, что их было мало для такой утраты. "Почему пришло так мало физиков, ведь среди них было так много тех, с кем Арнольд дружил", - посетовал мой сосед по автобусу.

В тот день и вечер, когда его друзья и ученики вспоминали своего ушедшего коллегу, нет-нет да и звучали веселые и парадоксальные истории о нем. В частности, на поминках, проходивших в одной из столовых МГУ, профессор мехмата МГУ Владимир Андреевич Успенский рассказал историю о том, как Арнольду должны были в 1974 г. вручить премию Филдса, но академик Лев Семёнович Понтрягин этому якобы помешал (см. в примечаниях подробный рассказ Успенского об этом).  В этой своей открытости, даже в беседе с явным недругом, направленности к математике, а не наградам, был весь Арнольд.

Не стоило удивляться, что математическая работа продолжалась в ходе всего этого дня. Математики обсуждали новые статьи, идеи. Мэтры науки спрашивали у молодых об их планах и направлениях работы, давали необходимые советы. Осенью в Москве и Питере пройдут вечера памяти В.И. Коллеги по МГУ обещали собрать и опубликовать сборник воспоминаний об Арнольде.

Ученик В.И. Александр Гивенталь, специально прилетевший на похороны из США, в комментарии "Полит.ру" сообщил, что будет идти работа над изданием научных трудов Владимира Игоревича. По его мнению, необходимо собрать и систематизировать не только научное наследие В.И., но и его статьи, интервью по вопросам науки и образования. Он ведь многое хотел нам объяснить, но мы не справлялись с потоком информации, который он генерировал, - заметил он.

Текст и фото Н. Деминой

 

Примечания:

1. Из воспоминания В.А. Успенского:

"Владимир Игоревич Арнольд был номинирован на медаль Филдса 1974 году. Далее — изложение рассказа самого Арнольда; надеюсь, что помню его правильно. Всё было на мази, Филдсовский комитет рекомендовал присудить Арнольду медаль. Окончательное решение должен был принять высший орган Международного математического союза — его исполнительный комитет. В 1971 — 1974 годах вице-президентом Исполнительного комитета был один из крупнейших советских (да и мировых) математиков академик Лев Семёнович Понтрягин. Накануне своей поездки на заседание исполкома Понтрягин пригласил Арнольда к себе домой на обед и на беседу о его, Арнольда, работах. Как Понтрягин сообщил Арнольду, он получил задание не допустить присуждение тому филдсовской медали. В случае, если исполком с этим не согласится и всё же присудит Арнольду медаль, Понтрягин был уполномочен пригрозить неприездом советской делегации в Ванкувер на очередной Международный конгресс математиков, а то и выходом СССР из Международного математического союза. Но чтобы суждения Понтрягина о работах Арнольда звучали убедительно, он, Понтрягин, по его словам, должен очень хорошо их знать. Поэтому он и пригласил Арнольда, чтобы тот подробно рассказал ему о своих работах. Что Арнольд и сделал. По словам Арнольда, задаваемые ему Понтрягиным вопросы были весьма содержательны, беседа с ним — интересна, а обед — хорош. Не знаю, пришлось ли Понтрягину оглашать свою угрозу, но только филдсовскую медаль Арнольд тогда не получил — и было выдано две медали вместо намечавшихся трёх. К следующему присуждению медалей родившийся в 1937 году Арнольд исчерпал возрастной лимит. В 1995 году Арнольд уже сам стал вице-президентом, и тогда он узнал, что в 1974 году на членов исполкома большое впечатление произвела глубина знакомства Понтрягина с работами Арнольда".

 

См. также:

Бутовский полигон

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.