НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

25 июня 2010, 09:50

Науковеды Михаил Соколов и Ирина Дежина: простых рецептов повышения эффективности российской науки не существует

Доклады двух науковедов – социолога из Европейского университета СПб Михаила Соколова и экономиста ИМЭМО РАН Ирины Дежиной – вызвали вчера на конференции «Российская диаспора и будущее российской науки» большой интерес зала. С их выводами спорили и соглашались, какие-то заключения встречали улыбкой и аплодисментами.

М. Соколов посвятил свое выступление истокам интернациональной «видимости», пытаясь ответить на вопрос почему ученые из некоторых европейских стран публикуются и цитируются в англоязычных журналах больше других. Он не стал повторять полностью свой доклад, опубликованный на странице конференции, затронув лишь один аспект из проведенного анализа.

Однако никаких простых ответов – рецептов быстрого роста публикационной активности, по его мнению, не существует. «Простым выводом нельзя было закончить», - отметил он. Тем не менее, он полагает, что важную роль играет преподавание английского языка в школах. В комментарии «Полит.ру» он заметил, что на английский тратится много школьных часов, а результат увы незначительный. Значит, надо как-то по-другому преподавать?

Что будет, если мы пойдем по рецепту Петра Капицы 1935 г., сократив на одну треть кадровый состав научных институтов, а освободившиеся деньги поделить на оставшихся? Все ли определяется численностью академических сотрудников и финансированием науки? Насколько современные проекты переноса науки из РАН в вузы и другие новации могут помочь решить проблемы науки и образования? Все эти темы, которых М. Соколов коснулся в своем выступлении. Проанализировав, какова доля привлеченного из за рубежа финансирования и публикационная активность ученых, он сказал, что никакой сильной очевидной связи не получилось.

В той части, когда докладчики отвечали на вопросы зала, ректор РЭШ Сергей Гуриев заметил, что, возможно, верна не только гипотеза, что «чем больше денег, тем больше публикаций», но и противоположная - «чем больше вы публикуетесь, тем легче искать деньги на следующее исследование». Даже деньги, выделяемые из госбюджета РФ, следуют за публикациями. Сокращение финансирования РАН С. Гуриев связал и с тем, что публикационная активность РАН падает.

В свою очередь, Ирина Дежина сосредоточилась на том, как появились меры по работе с диаспорой в контексте кадровой политики России в науке. Что делало правительство, чтобы остановить «утечку мозгов»? Также она кратко коснулась итогов проведенных опросов членов научной диаспоры и вопроса «куда и кого возвращать» (см. ее статью «Охота за головами»: как развивать связи с российской научной диаспорой?).

Она отметила, что новый отток талантливых людей из российской науки возобновился с 2008 г. в связи с кризисом. Из науки еще сильнее стали утекать кадры, несмотря на то, что с 2007 г. правительство принимает определенные меры, но это не спасает. По ее мнению, директивное сокращение кадров в Академии наук не привело к оптимизации академической науки.

Коснувшись возрастной структуры российской науки (не менее 25% старше 60 лет), она подчеркнула, что российская наука относительно изолирована, у нее отрицательная динамика сотрудничества в области подготовки научных публикаций. Лидеры по приросту числа статей в соавторстве – Китай и Индия. Россия же по приросту числа статей в международном соавторстве – одна из последних среди ведущих научных держав (всего 13.8% прироста).

И. Дежина представила обзор целей и мероприятий государства в области кадровой политики за последние годы. Цели: сохранение научных кадров через различные надбавки, за степени и звания; привлечение молодежи в науку через локальные меры (проблемы с жильем решаются в очень ограниченных масштабах). И еще одна цель – сокращение и предотвращение «утечки умов», привлечение диаспоры.

Задача по предотвращению оттока научных кадров за рубеж в стране была поставлена еще в 1990 г. В 1994 г. звучали предложения создать Агентство по регулированию интеллектуальной миграции, которое так и не было создано. В 1998 г. был предложен комплекс мер, направленных на возвращение уехавших ученых, но меры не были реализованы. В 2009 г. был проведен первые конкурс ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры…» (мероприятие 1.5).

Почему появилось почти ажиотажное внимание к теме диаспоры? И. Дежина проанализировала выступления А. Фурсенко, который в газете «Поиск» отметил, что внимание к диаспоре появилось по инициативе самих ученых, работающих за рубежом. При этом он сказал, что наша диаспора лучше, чем в других странах, т.к. ученые часто «сами за себя платят». Эти слова Ирины зал встретил смехом.

По мнению Ирины, ведомства не формулируют четко своих целей и задач, дублируют друг друга и создают ажиотажное внимание к теме. Формируются многочисленные и не связанные между собой базы данных с информацией о представителях научной диаспоры. Представители государства стали обращаться к зарубежному опыту, который подается в идеальном ключе. Не анализируются ошибки и не всегда учитывается местный контекст, ведь нельзя просто взять зарубежный опыт по взаимодействию с диаспорой и перенести его в Россию.

В последнее время сверхфокус на диаспору стал размываться идеей, что надо приглашать выдающихся ученых вообще, а не только представителей диаспоры. Звучат инициативы о создании неравных условий конкуренции для различных организаций и территорий. «'Диаспору – в зоны’ (особые условия в Сколково) » – на эту фразу из слайда участники бурно отреагировали.

Сопоставив цели и индикаторы мероприятия 1.5, И. Дежина сделала вывод, что по этим индикаторам вряд ли можно будет понять, достигнуты ли поставленные цели. Правда, затем в своем выступлении Сергей Иванец, директор Департамента стратегии и перспективных проектов в образовании и науке Минобрнауки РФ, скажет, что цели мероприятия 1.5 были в 2009 г. выполнены и перевыполнены.

Судя по статистике в мероприятии 1.5  из числа подданных заявок 74% ученых из США, Германии, Великобритании и Франции. На конкурс 2010 г. – больше заявок из стран СНГ. У 52% руководителей проектов есть второе российское гражданство. «Такой кафкианской сложности заявок мне еще не попадалось»,  – так прокомментировал один из представителей нашей диаспоры бюрократические сложности оформления заявок по мероприятию 1.5.

Списки приоритетов представителей диаспоры естественно различаются, но как физики, так и лирики нашей диаспоры пока готовы только к «легкой форме общения»: конференции и пр. В ходе опросов представители диаспоры говорят о том, чтобы их проекты должны быть независимы от существующей политической системы, в то же время они предпочитают, чтобы их проекты были «прикрыты»  на высшем государственном уровне.

В заключение Ирина отметила, что нужно, прежде всего, четко определить каковы цели возврата «мозгов», сотрудничества с нашей диаспорой: либо выстроить совместную экспертизу и консалтинг, либо сделать рывок в развитие определенных научных направлений и др. В зависимости от поставленных целей надо определять соответствующие меры. Пока же, по мнению И. Дежиной, государство не выразило четко своих целей в своем взаимодействии с диаспорой.

Бутовский полигон

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.