НОВОСТИ

СТАТЬИ

PRO SCIENCE

МЕДЛЕННОЕ ЧТЕНИЕ

ЛЕКЦИИ

АВТОРЫ

04 июня 2018, 05:29

Мемория. Михаил Шварцман

Михаил Шварцман в мастерской. 1980-е годы.
Михаил Шварцман в мастерской. 1980-е годы.

4 июня 1926 года родился Михаил Шварцман, художник-авангардист.

 

Личное дело

Михаил Матвеевич Шварцман (1926-1997) родился в Москве в семье нэпмана, коммерсанта Матвея Григорьевича Шварцмана и медика Рахили Исааковны Шварцман. После сворачивания Новой экономической политики на отца начались гонения, он был репрессирован и в 1942 году погиб в лагере в Нижнем Тагиле.

Из-за преследований отца семья Шварцманов часто переезжала. Жили в Москве, Нижнем Новгороде, в Московской области (Челюскинская, Немчиновка, Лосиноостровская). После начала Великой Отечественной войны семья Шварцманов была эвакуирована в Сызрань, где Михаил с 15 лет работал на заводе в горячем цехе. Там же поступил в техникум тяжёлой промышленности. По возвращении в Москву в 1943 году работал грузчиком, зарабатывая на жизнь. В том же году поступил в железнодорожный техникум.

В 1944 году, когда Михаилу исполнилось 18 лет, он был на 6 лет призван в армию. Служил в строительном батальоне сапером, разминировал фронтовые поля. Подорвавшись на мине, получил тяжелое ранение, долго лечился, но комиссован не был. Получив отпуск в 1946 году, приехал в Москву, где женился на Ираиде Александровне Никольской, с которой познакомился еще до армии. В 1951 году у них родилась дочь Надежда.

Щварцмана демобилизовали только в 1950 году. Вернувшись в Москву, он поступил в Высшее художественно-промышленное училище (бывшее Строгановское) на монументальное отделение, затем перевелся на отделение металла. Его учителями были П. В. Кузнецов, А. В. Куприн, В. Е. Егоров. На первых курсах Михаил увлекался византийским и древнерусским искусством: фресками, иконами. Позднее изучал Сезанна, Матисса, Дерена. Уже в это время Шварцман начал активный поиск своего пути, не удовлетворяясь направления официального искусства того времени.

В 1956 году Михаил экстерном закончил Строгановку с дипломом художника-монументалиста. В 1957 году вместе с семьей переехал в подмосковный город Люберцы.

В 1957-1958 годах работал главным художником в павильоне «Просвещение» на ВДНХ. Однако эта работа не устраивала его рутиной и отсутствием времени для занятий живописью. В итоге он уволился с работы.

Чтобы содержать семью, Шварцману приходилось брать заказы в издательствах, заниматься промышленной и книжной графикой, рекламой, плакатом. Его работы участвовали во всесоюзных, московских и зарубежных выставках: в США, Голландии, Болгарии, Польше, Франции, Англии. Были награждены рядом почетных дипломов и премий.

В 1963 году в соавторстве с Григорием Дауманом Шварцман сделал четыре монументальных панно в МИФИ из цемента и смальты. Панно получили 1-ю премию на всесоюзной выставке монументального искусства.

В 60-е годы Михаил Шварцман общался и дружил со многими деятелями неофициального искусства. Он знакомится с поэтами Алексеем Крученых, Геннадием Айги, Генрихом Сапгиром, Аркадием Штейнбергом, художниками Сергеем Бархиным, Борисом Мессерером, Ильёй Кабаковым.

В это время у него зародилась концепция иератизма - стиля, не примыкавшего ни к одной из типических линий тогдашнего «другого искусства». В конце 1950-х годов возник цикл работ «Остранение» - первый этап формирования авторской идеи. В 60-х за ним последовал цикл «Лики» - условно-лаконичных, напоминающих о византийской иконе портретов мистических «вестников».

Свои работы художник создавал путем планомерного нанесения друг на друга слоев темперной краски, многократным «наплавлением» одних форм на другие до получения законченного произведения. Сам Шварцман называл этот процесс не рисованием, а  «сменой метаморфоз».

В 1966 году Михаил Шварцман поступает на работу в специальное художественно-конструкторское бюро (СХКБ) Министерства легкой промышленности на должность главного художника. Он набирает молодых художников и на основе своей «Иератической концепции» создает группу, занимающуюся разработкой товарных знаков. Со временем эта группа стала известна как «школа Шварцмана» и сыграла важную роль в деле внедрения принципов графического стайлинга (т.е. знаково-стилистической унификации промышленных изделий).

На рубеже 1960-1970-х годов иератизм окончательно сложился как художественно — философская система. Свои произведения Шварцман называл иературами (его собственный термин, произведенный от древнегреческого hieros, «священный»), определяя этим их отличие как от картины, так и от иконы.

С начала 70-х появились отвлеченные и спонтанные иературы – «теологическая архитектура на холсте». Пользуясь языком беспредметного искусства, Шварцман пришел к оригинальной художественной манере. Беспредметные формы он трактовал как знаки, указывающие на духовную суть различных явлений мира.

При создании иератур он обычно использовал дерево, холст, левкас и темперу. Левкас художник готовил сам. После 1988 года он перешел к иературам большого формата, которые создавал, используя оргалит и темперу.

В 1970 году Михаил Шварцман переехал в Москву, в комнату в коммунальной квартире. После этого круг его общения значительно расширился: он познакомился с поэтами Москвы и Петербурга: Еленой Шварц, Виктором Кривулиным, Ольгой Седаковой, Александром Величанским, Дмитрием Бобышевым и др.

На рубеже 1974 – 75 годов в Сокольниках в мастерской одного из своих учеников Шварцман организовал иератическую школу живописи. Эта школа с разным составом, с перерывами и в разных помещениях просуществовала до 1991 года.

В 1977 году известный коллекционер Г.Д. Костаки приобрел работы художника, пообещав «представить их миру». Однако прошло немало лет, прежде чем творчество мастера получило широкую известность.

Художник редко и неохотно выставлял свои работы. Только в 1983 году Шварцман впервые публично показал шесть своих графических иератур на групповой выставке «Акварель, рисунок, эстамп» в Московском горкоме художников-графиков, членом которого он являлся.

В 1985 году к Шварцману приехал американский актер Гюнтер Халмер и купил его ранний холст «Минна» и несколько рисунков. Это сподвигло художника за год до выхода на пенсию уйти из СХКБ, где он проработал 19 лет, и полностью посвятить себя живописи.

В 1980-е годы Шварцман получал немало предложений по устройству персональных выставок. В 1984 году директор Кунстферайн в Дюссельдорфе Юрген Хартен предлагал ему организовать выставку в Германии, но Министерство Культуры СССР не разрешило вывезти работы мастера из Союза. В течение нескольких лет шли переговоры с директором Дойче Банка Альбрехтом Мартини о выставке Шварцмана в Музее Современного Искусства в Бохуме, но выставка так и не состоялась. В 1988 году Шварцман отказался от предложения музея в Бостоне, так как считал, что первая его выставка должна пройти в России.

В 1989 году Шварцман с женой посетил Германию по приглашению от галереи Марины Зандман. Он побывал в шести городах, где знакомился с площадками и музеями, где предполагались выставки,  но договоренность о выставке нигде так и не была достигнута.

В результате первая персональная выставка мастера «Михаил Шварцман. Иературы» состоялась только в 1994 году - в России,  в Государственной Третьяковской галерее. Это была широкая ретроспектива работ художника, включавшая 68 произведений живописи и 40 графики. Галерея купила у Шварцмана три живописных работы и семь листов графики. Еще две больших работы он музею подарил.

При жизни мастера состоялось еще несколько выставок: в том же 1994 году в Министерстве иностранных дел, затем была выставка «Товарные знаки СХКБ 1964 — 1984 г. г. Художественный руководитель Михаил Шварцман» в галерее на Якиманке в Москве. В 1997 году в московской галерее «Дом Нащокина» прошла выставка, где были представлены 34 живописных и 40 графических работ Шварцмана.

Михаил Шварцман скончался 18 ноября 1997 года. Похоронен на Донском кладбище в Москве.

 

 
Фотопортрет художника Михаила Матвеевича Шварцмана

Чем знаменит

Михаила Шварцмана называют «одним из титанов русского послевоенного авангарда», а его наследие воспринимается как одно из самых крупных и оригинальных явлений в искусстве второй половины XX века.

Шварцман создал концепцию «иератизма» — искусства, основанного на загадочных «священных знаках», которые сам же художник и сочинял. Свои произведения он называл «иературы» («выраженные в знаках картины мира»), а иератизм -  «языком третьего тысячелетия».

Работы Шварцмана, «напоминающие древние тотемы или магические алтари, порой снабженные некими таинственными письменами», соединили в себе приемы авангардных кубизма и сюрреализма с архаически-культовой семантикой.

Появлению иератур предшествовал большой цикл мета-портретов, так называемых «ликов», который стал первой ступенью перехода к знаково-архитектонической иературе. «Лики» составляют значимую часть наследия художника.

Несмотря на то, что Шварцман был художником-одиночкой, далеким как от официальных так и неофициальных объединений,  по определению «Коммерсанта» - «не столько подпольным, сколько потайным», еще при жизни его творчество признавалось одним из самых необычных и интересных пластов русского неофициального искусства.

Работы Шварцмана вошли в наиболее значительные собрания русского авангарда и «неофициального» искусства, в том числе в собрание Г.Д.Костаки и коллекцию Н.Доджа, ныне включенную в состав музея Циммерли (Рутгерский университет, Нью-Джерси, США).

 

О чем надо знать

Шварцман не только редко и неохотно показывал свои произведения на выставках, но и  столь же редко продавал их. «Несчастные коллекционеры знают, что он почти ничего не продавал, отказывая им точно так же, как музейщикам и галеристам», - пишет критик Федор Ромер. В 1989 году представители аукциона Sotheby’s отобрали пять больших работ Шварцмана, однако аукцион не состоялся.

Даже до начала бума на художников-шестидесятников работы Шварцмана было крайне сложно приобрести пусть и за немалые деньги. Их просто не было на арт-рынке.

Считаные работы Шварцмана стали появляться на аукционах лишь с середины 2000-х, на пике интереса к послевоенному неофициальному искусству. Самым дорогим его произведением до сих пор остается «лик» «Ярое око», проданный на аукционе Sotheby’s в феврале 2007 за 192 тысячи фунтов (эстимейт 40–60 тысяч фунтов). В апреле 2007 темпера «Крепость главы» ушла за 204 тысячи долларов (эстимейт 80–120 тысяч долларов). В июне 2008 года работа маслом «Корабль плывет» была продана на Sotheby’s за 157 тысяч фунтов (эстимейт 50–70 тысяч фунтов).

В 2010/2011 аукционном году было продано шесть живописных иератур (не ликов) Шварцмана.

Формально с 2006 года на аукционные торги выставлялись 19 работ художника — живопись и графика. Однако реально их было меньше, поскольку, по мнению экспертов, некоторые из выставляемых работ нельзя отнести к подлинным.

В 2005 году был выпущен каталог-резонне (Catalogue Raisonne) работ Михаила Шварцмана - систематизированная публикация всех известных на сегодня произведений художника.

 

Прямая речь

Об иературах: «Это Структурный Закон Универсума — потаенная праоснова Видимой и Невидимой Реальности. Это — Первопринцип, по которому строится многоуровневая иерархия космогонических сил и начал. Иература проявляется визуально (на уровне Искусства) как система знаковоархитектонических кодов, определяя взаимодействия пространства-формы-света-поверхности и т.п.».

Коллекционер, создатель Московского музея современного искусства АРТ4 Игорь Маркин о творчестве Шварцмана: «С развитием цивилизации верующие всё меньше имеют представление о том, что же такое бог. Возможно, поэтому иконопись зашла в тупик четыре века назад, становясь всё хуже и хуже. Однако, сорок лет назад в тесной квартирке на окраине Москвы случилось прозрение. Бог есть тайна, изображать его надо абстрактно. Сказано – сделано! Взяв от иконы доску, ковчег, левкас, темперу, Шварцман начал свою иконопись. Каждый большой художник иконописец. Если бы церковь разбиралась в искусстве, Малевича давно бы канонизировали, а церковные лавки пестрели бы супрематическими иконами».

«Коммерсантъ» о выставке Михаила Шварцмана в Русском музее (31.07.2017): «Его живопись — это упорное строительство абстрактных, хотя и хранящих память о фигуративности, лоскутных пирамид. Иногда нервных. Иногда неожиданно красивых. Неизменно шатких. Этакая бесконечность маленьких Вавилонских башен. Бесконечный процесс приближения то ли к откровению, то ли к простой устойчивости формы. Не больше и не меньше. А "иературы" — это все от лукавого.

От бесконечности этого строительства можно было бы впасть в печаль, но Русский музей приготовил живительный сюрприз. Последний зал небольшой выставки отдан тому, чем Шварцман зарабатывал на хлеб. Товарные знаки для предприятий легкой промышленности — вот где пригодились сражения художника один на один с иероглифами. Плакат московского цирка — вот где как нельзя уместен пирамидальный принцип строительства: если цирковая пирамида и распадется, то так и надо. Выходит, не поденщина давала художнику возможность заняться искусством. А занятия искусством гарантировали отличное качество советской промграфики».

Писатель Игорь Шестков об иературах Михаила Шварцмана: «Со временем  многослойные темперные картины переживают свою "химическую метаморфозу" – слои становятся прозрачнее и, к сожалению, темнее. Поэтому художники стремятся "нарисовать результат" или, по крайней мере, уменьшить количество слоев. Иконники рисовали послойно, поэтому мы видим на старых образах одни темные лики. <…> В 2002-ом году после 15-ти летнего перерыва я посетил по приглашению жены художника Ираиды Александровны последнюю квартиру Шварцманов. Первое, что бросилось в глаза, – иературы потемнели, пожухли. Так ответила природа на "смену метаморфоз". <…> То, что мастер приподнял, опустилось. И будет дальше опускаться, потому что нельзя безнаказанно класть слои за слоями, краски – не божественные субстанции, а сложные химические соединения. А в жизни химия всегда побеждает алхимию».

 

6 фактов о Михаиле Шварцмане

  • В Немчиновке семья Шварцманов жила по соседству с Казимиром Малевичем, которому мать Михаила показывала его первые работы. По семейному преданию, создатель супрематизма одобрил первые опыты будущего создателя иератизма.
  • У Шварцмана никогда не было собственной мастерской. Работал художник в той же комнате в коммуналке, где и жил.
  • Шварцман не вступал в Союз художников, поскольку считал это «приспособленчеством».
  • Несмотря на то, что Шварцмана обычно относят к андеграунду, сам художник скептически относился к творчеству представителей соц-арта и концептуализма, называя их «самозадантами и волевыми самовздутышами».
  • Термин «иературы», по признанию художника, пришел к нему во сне.
  • В 1982 году произошло знакомство Шварцмана с итальянским поэтом, писателем и сценаристом Тонино Гуэрра. Они подружились. В 1995 году Гуэрра снял фильм о Михаиле Шварцмане.
  • Изначально многие работы Шварцмана не имели названий. В 1992 году Государственная Третьяковская Галерея предложила художнику организовать персональную выставку, но устроители выставки потребовали поименовать все холсты для облегчения работы с документами. Шварцман был не согласен, считая, что «иература вербально не именуема», однако, пошел навстречу требованиям. В итоге названия картинам были даны условно.

 

Материалы о Михаиле Шварцмане

Биография Михаила Шварцмана

Художник недели: Михаил Шварцман

«Иератизм» Михаила Шварцмана

Федор Ромер. Полное собрание иератур

Евгений Барабанов. М.Шварцман. Иерографическое наследие

Михаил Шварцман в энциклопедии «Кругосвет»

Статья о Михаиле Шварцмане в Википедии

Бутовский полигон

Редакция

Электронная почта: [email protected]
VK.com Twitter Telegram YouTube Яндекс.Дзен Одноклассники
Свидетельство о регистрации средства массовой информации
Эл. № 77-8425 от 1 декабря 2003 года. Выдано министерством
Российской Федерации по делам печати, телерадиовещания и
средств массовой информации. Выходит с 21 февраля 1998 года.
При любом использовании материалов веб-сайта ссылка на Полит.ру обязательна.
При перепечатке в Интернете обязательна гиперссылка polit.ru.
Все права защищены и охраняются законом.
© Полит.ру, 1998–2022.